Тень Конторы – 9

– Восемь, – накинули посетители три процента на государственные интересы.

Восемь все равно было меньше пятнадцати и гораздо меньше пятидесяти одного.

– Нет!

– Вы не оставляете нам выхода, – вздохнули посетители, намекая на то, что незаменимых людей у нас нет.

Глава администрации намек понял. Но недооценил.

– Только не надо меня пугать! – вскипел он. – Меня сюда посадили избиратели, и убрать отсюда могут только они.

– А мы никого не пугаем, – улыбнулись посетители. – Мы предупреждаем.

Глава Шаховского района указал просителям на дверь.

Через неделю во двор особняка главы администрации неизвестные хулиганы бросили гранату. Граната взорвалась, выбив стекла в нескольких окнах, изрешетив осколками стоящий у крыльца джип и убив сидящую на цепи собаку. По счастливой случайности из людей никто не пострадал.

На следующий день в кабинете главы администрации раздался звонок. Недавние просители выразили пострадавшему от хулиганов свое сочувствие, поинтересовавшись, не могут ли они ему чем‑нибудь помочь.

Глава администрации послал их трехэтажным матом, несмотря на присутствие в кабинете посторонних лиц женского пола.

А через три дня умер от сердечного приступа. Очень скоро на комбинате “Азот” сменились акционеры…

 

Глава 4

 

– Нет, нет, я не убивал! – мотал головой Начальник Охраны. – У меня не было никаких мотивов для убийства! Я – не убивал!

– Но кто тогда убил, если не вы? – поинтересовался журналист.

– Кто?.. Не знаю, – пожал плечами Начальник Охраны. – Честное слово, не знаю! Я все время думаю об этом – думаю, как они могли все это сделать, и ничего не могу придумать.

Журналист бывшему телохранителю не верил, но должен был делать вид, что верит. Чтобы разговорить. И потому, что об этом просил заказчик.

На этот раз заказчиком материала выступил не телевизионный канал и не зарубежное информагентство, а частное лицо. Которого журналист так ни разу и не увидел. Просто однажды ему позвонил неизвестный и предложил спуститься на первый этаж и проверить свой почтовый ящик. В ящике был конверт. В конверте деньги.

– Это аванс, – сказал неизвестный, перезвонив через десять минут. – Если вы согласитесь мне помочь, вы получите втрое больше. Если нет, то я прошу вас вернуть конверт на место.

Стопка долларов лежала на столе, и возвращать их в конверт, а конверт в почтовый ящик очень не хотелось.

– И что я должен буду сделать? – осторожно спросил журналист, предполагая, что его попросят облить грязью кого‑нибудь из известных людей.

– Ничего предосудительного, – успокоил его незнакомец. – Мазать дегтем никого не придется. Вам всего лишь нужно будет съездить в командировку, чтобы взять интервью у человека, имя которого я вам назову позже.

– О чем я должен с ним говорить?

– О чем угодно. Из всей беседы меня интересуют лишь несколько вопросов.

– Каких?

– Я так понимаю, что вы согласны?

– Допустим.

– Тогда я прошу вас выйти из квартиры и…

– Спуститься к почтовому ящику… – договорил за незнакомца журналист.

– Нет. Выйти на лестничную площадку и заглянуть под ваш коврик. Там вы найдете дискету, в которой будут все необходимые инструкции.

Журналист колебался – все эти коврики и почтовые ящики, вся эта таинственность напрягала. Может, его разыгрывает кто‑нибудь из своих? Правда, деньги… У “своих” денег не было. “Свои” могли опустить в почтовый ящик максимум червонец. Или его спецслужбы “кадрят”?

– Скажите, я могу с вами встретиться лично? – спросил он напрямик.

– Нет! – прозвучал категорический ответ.

– Почему?

– Потому что мое лицо слишком узнаваемо, – ответил незнакомец.

Эта фраза окончательно убедила журналиста. Потому что, кроме денег, здесь была интрига, возможно, сенсация. Если, конечно, он сможет распознать это узнаваемое лицо…

– Я согласен…

Теперь он сидел в камере пересыльной тюрьмы и задавал вопросы. Те, что выдумывал на ходу. И те, что были на дискете.

– Скажите, а вы в детстве не воровали?

– А при чем здесь это?

– Просто в голову пришло.

– Нет, не воровал! Я в детстве был очень примерным мальчиком…

Согласие на интервью журналист получил довольно легко, благодаря своей телевизионной известности и взятке, полученной начальником тюрьмы.

– Это дело хорошее, – горячо поддержал начинание “гражданин начальник”. – Народ должен знать своих “героев”. Если хотите, я тоже могу несколько слов сказать.

Денег тюремному начальнику было мало, ему еще и телевизионной славы хотелось…

Начальник тюрьмы добрых два часа рассказывал про свою боевую биографию, семью и секреты профессии. И лишь потом дал добро на “свидание”…

В то, что рассказывал телохранитель, убивший своего шефа, журналист не верил – он не раз и не два снимал материал про уголовников, и все они, как один, твердили, что не виновны.

– Но как преступники могли совершить убийство, если вы утверждаете, что проникнуть в дом было невозможно? – поймал журналист зэка на противоречии.