Тень Конторы – 9

Конкуренты вышли на Семена Петровича с предложением, от которого он не мог отказаться – покупать у него готовую продукцию по оптовым, но равным отпускным для магазинов ценам. Семен Петрович с радостью согласился. Продавец – нет!

– Я не могу нарушать условия нашего с вами договора, – напомнил он пункты договора. – Я – поставляю продукцию, вы – организуете мелкооптовую реализацию.

– Зачем мелкооптовую, если можно крупно? – горячился Семен Петрович. – Зачем нам эта возня с магазинами и кафешками, если можно их обойти? Не все ли вам равно? Вы гоните мне товар, я сбрасываю его оптом по практически розничным ценам – и дело в шляпе!

Но поставщик – уперся. Что за дурак!

– Ну неужели вы не понимаете нашей выгоды? – пытался его урезонить Семен Петрович.

Поставщик не понимал. Он чем больше и успешней продавал, тем быстрее у него кончались деньги.

– Если вас чем‑то не устраивает качество поставляемого мною товара… – мягко намекал поставщик.

– Да что вы, что вы, – пугался до колик Семен Петрович.

Он бы, конечно, послал этого барыгу куда подальше, но он не знал, откуда тот гонит такую дешевую и такую приличную водку.

– Ладно, давайте торговать как торговали… На станцию прибыл новый, за вычетом четырех вагонов и еще двух, состав…

Водка ушла в магазины, откуда ушла в три дня… Поставщик убыл за новым, для продолжения вагонных поставок, кредитом…

Конкуренты подсчитывали убытки, хватаясь за головы…

Рыбка трепыхалась на крючке, активно шевеля плавниками и хвостом. Рыбка выглядела весьма и весьма аппетитно…

 

Глава 8

 

Сегодня управляющий банком “Российский национальный кредит” порнуху не смотрел. А зачем? Сегодня он ночевал не один, а с доставленными ему охраной девицами – сразу с четырьмя. Сегодня все, что бы он хотел увидеть, ему могли показать вживую, тем более что коллектив подобрался примерно такой же, как на кассете, интернациональный: одна девица была из наших, из российских, пышнотелая и белокожая, другая – смугленькая и шустрая хохлушка, еще одна – черная как смоль негритянка и последняя то ли китаянка, то ли вьетнамка. Ну любил банкир цветовые контрасты, и все тут!

Девицы ползали по огромной, как футбольное поле, кровати, по подушкам и по банкиру, мелькая перед его лицом бело‑черно‑желтыми телами. И мелькая в зрачках наблюдателя. Если бы банкир знал, что в организованной им оргии участвуют не пять, а шесть, с учетом невидимого соглядатая, партнеров, он бы сильно удивился. Возможно – еще больше возбудился. Но что более вероятно – испугался.

И правильно бы сделал…

Но банкир о присутствии шестого участника не подозревал, с удовольствием занимаясь, не побоюсь этого слова, икебаной. Нанятые за две штуки оптом девицы были профессионалками и старались изо всех сил, создавая уникальные цветовые композиции.

“Во дает! – молча ахал и вздыхал припавший к окулярам бинокля соглядатай. – Ну дает!..”

Сегодня он делал свою работу почти с удовольствием.

Через пару часов все цветовые комбинации были перебраны, все возможные “букеты” составлены и палитры употреблены в дело. Банкир вызвал охрану, и стайку разноцветных девиц как есть, голыми, погнали к двери.

Банкир почистил зубы и лег спать.

В три пятьдесят пять он заворочался и проснулся. Как просыпался всегда. Такая у него была привычка.

Банкир встал и прошаркал в туалет.

В четыре ноль три он снова лег, чтобы не вставать уже до самого утра.

Без пятнадцати четыре на перекрестке улиц Правды и Интернациональной притормозила раскрашенная оранжевыми полосами машина – аварийка городских электрических сетей. В хвост ей встал принадлежащий той же организации подъемник. Из машин вылезли водители, одетые в яркие, со светоотражающими полосами жилеты, покурили, посмеялись и поехали дальше. Поехали по улице Интернациональной. Но проехали недалеко, потому что возле первого же фонарного столба остановились.

Подъемник сдал задом к самому столбу, водитель вылез из кабины и, управляя тумблерами, стал поднимать вверх люльку, в которой стоял электрик с плоскогубцами наготове.

– Вира, еще вира…

Люлька замерла возле самого плафона. Электрик недолго поковырялся в проводах, что‑то откусил, чего‑то перемотал и крикнул:

– Все, шабаш!

Люлька плавно пошла вниз. Но до самого конца не дошла, замерев на высоте примерно трех метров.

– Ну ты как там? – крикнул водитель.

– Да нормально все! – ответил электрик. – Давай, поехали.

Водитель забрался в кабину, и машина тронулась вперед на самом малом ходу до следующего фонаря.

Что было прямым нарушением техники безопасности, так как находиться в неопущенной люльке на ходу было категорически запрещено. Но не опускать же ее до земли каждый раз ради того, чтобы проехать двадцать метров до следующего столба! Днем еще понятно – днем ты на виду, а ночью можно и так.