Тень Конторы – 9

На скорости десять километров в час машина подкатила к другому столбу, и люлька вновь поползла вверх…

В пять пятнадцать охранник, сидящий за мониторами видеонаблюдения, потянулся и встал. Пришло время утреннего кофе. Который он пил каждый раз в одно и то же время.

Охранник сжевал бутерброд и открыл термос… После бутербродов и кофе должна была последовать традиционная сигарета.

– Он открыл термос, – тихо сказал наблюдатель в закрепленный микрофон.

Следующие два столба аварийщики пропустили, так как с ними, по всей видимости, все было в порядке. У третьего вновь остановились.

Электрик в люльке положил в карман плоскогубцы и, нагнувшись, открыл стоящую в ногах рабочую сумку с инструментами.

Кофе был душистым и еще горячим. Охранник сделал глоток и откусил от куска бутерброда. Его смена уже почти заканчивалась, осталось потерпеть совсем немного…

Электрик вытащил из сумки струбцину и прикрутил ее к металлическому ограждению люльки. Фонарь он даже не посмотрел.

– Все, поехали, – крикнул он вниз.

Люлька приспустилась вниз и, замерев на трехметровой высоте, поплыла по воздуху к следующему фонарю…

В пять двадцать кофе кончился. Охранник сделал последний глоток и не без сожаления заткнул горловину пробкой. С этим удовольствием было покончено. Но это не последнее на сегодня удовольствие – впереди его ждала “послеобеденная” сигарета.

Охранник достал из кармана пачку сигарет и зажигалку…

– Он достал сигареты, – тихо, ни к кому не обращаясь, сказал наблюдатель.

Впрочем, он этого действительно не знал и не должен был знать, он отвечал только за свою работу – наблюдение за домом объекта. Сейчас он глядел на охранника..

Размякший от еды и горячего кофе охранник подошел к окну и приоткрыл одну из створок. С улицы пахнуло ночной прохладой…

– Он возле окна…

Миновав сразу три столба, подъемник поехал к четвертому. К тому, что стоял против освещенного по всему периметру дома. По идее, там уличному фонарю делать нечего, там и так светло как днем, но уж коли положено по инструкции электросетей раз в полгода проводить профилактический осмотр уличного освещения, то будь любезен.

Люлька плыла над самым забором, и скучающий электрик от нечего делать глядел во двор. Во дворе бегали собаки, но людей видно не было. Им там незачем быть, так как охрану несла настороженная на проникновение врага сигнализация, а по углам забора были установлены видеокамеры, снимающие всю прилегающую к дому территорию. Но так получилось, что именно в данный момент охранник, ведущий видеонаблюдение, на несколько минут отвлекся от мониторов.

Охранник встал у приоткрытого окна, привычно привалился плечом к стене, вытащил из пачки сигаретку, сунул ее в рот и крутанул колесико зажигалки, высекая искру… Он был сыт и совершенно доволен жизнью, ему даже не хотелось спать. Единственное, чего ему не хватало для полного счастья, – это покурить, что он сейчас с удовольствием и сделает…

Сзади, за его спиной, один из мониторов “ожил” – в кадр бесшумно “въехали” две машины – аварийка городских электросетей и подъемник…

Но охранник их не видел. А другие охранники, те, что были с другой стороны дома, возле ворот, видеть не могли.

Подъемник затормозил возле столба, и люлька быстро поползла вверх. Она дотянулась до негорящего фонаря, но почему‑то не остановилась, а поднялась на полметра выше. Возможно, управлявший подъемником водитель на мгновение отвлекся. Но что интересно, проплывший мимо фонаря электрик его матом не обложил и даже о его “промашке” ему не сообщил. Электрик вообще непонятно чем там занимался.

Он наклонился, вытащил из рабочей сумки непонятного вида предмет и прикрутил его к закрепленной на ограждении люльки струбцине. Предмет не напоминал плоскогубцы или гаечный ключ, разве чуть‑чуть смахивал на молоток, если держать тот не как обычно, а ручкой вперед…

Охранник сделал еще одну глубокую затяжку…

На экране монитора можно было увидеть замершую выше фонаря люльку и человека в ней. Но можно было увидеть, только если смотреть…

Электрик в люльке надвинул на лицо странного вида очки и встал на колени, приблизив лицо к зажатому в струбцине “молотку”. Он видел перед собой окно, которое, если смотреть с улицы, видно не было, потому что его закрывал трехметровый забор, но люлька подъемника поднялась выше забора.

Света в спальне не было, свет был выключен, но это совершенно не мешало “электрику”; в окулярах прибора ночного видения он видел стены, видел дверь, стоящий ближе к окну стол и расставленные вокруг него стулья, видел кровать… На огромной кровати, примерно посередине, был большой, имеющий контуры человеческого тела, бугор. Бугор вздрагивал и дышал. В одном месте из‑под одеяла торчала пятка… Охранник сделал еще одну затяжку…