Тень Конторы – 9

Так что лучше было бы, чтобы киллеры приехали побыстрее…

Вечером Гоша поднял трубку телефона…

Но никуда не позвонил. Вернее, позвонил, но не туда, куда надо. Позвонил любовнице. Десять минут та рассказывала ему, какой он крутой мужик и как она его любит. Для того, наверное, он и звонил ей, для того и содержал, чтобы слышать, какой он самый‑самый.

Потом Гоша сделал несколько звонков по мобильнику.

И каждый раз, когда он набирал номер, трубку брал не только вызываемый абонент, но и Резидент.

Гоша говорил. Абонент отвечал. Резидент слушал. Про бизнес, наезды, подлянки конкурентов и компаньонов, дуру жену, косоглазость футболистов и глупость московских политиков.

Киллерам Гоша не звонил!

Значит, и не будет звонить, но все равно как‑то на них выйти должен!

Может, по электронной почте?..

Гоша сел за компьютер.

Резидент открыл ноутбук.

Гоша набил на клавиатуре слово.

Слово возникло на экране ноутбука.

Вслед за ним еще одно.

И еще…

Гоша написал несколько писем партнерам по бизнесу и ничего не написал киллерам.

Может, он просто блефует и никаких киллеров не знает?..

Но Гоша не блефовал.

Разослав все письма, он вышел на сайт электронной версии газеты “Из рук в руки”, причем не местной, а владивостокской, где разместил объявление. Гоша желал отдать в хорошие руки отсутствующую у него беспородную дворнягу по цене йоркширского терьера с родословной, идущей от псарни Карла Великого. Вряд ли его объявлением мог кто‑то заинтересоваться. Но, похоже, никто и не должен был заинтересоваться…

Ах ты, черт!..

При таком канале связи пойти по цепочке было нельзя, потому что невозможно проконтролировать всех, кто купит газету и прочитает это объявление. Газета расходится миллионными тиражами, и каждому ее читателю через плечо не заглянешь!..

Гоша вышел на убийц, но это ровным счетом ничего не дало Резиденту, потому что связь была односторонней!.. Киллеры нашли способ получать от заказчиков весточки, при этом никак не проявляя себя.

Ай да молодцы!..

Ну ничего, если на них не удалось выйти через Гошу, то удастся выйти через них самих. Когда они выйдут на него для “оформления” заказа!..

Резидент плотно сел на “хвост” и на телефоны Гоши.

Если объявление вышло и если киллеры есть, то они должны как‑то сказаться… Звонок.

– Привет, Гоша!..

Приятель. Пригласил “покатать шары”.

Звонок.

– Здравствуй, Гошенька!..

Дама сердца. Сообщила, что жить без него не может. Наверно, деньги понадобились. Звонок.

– Привет, братан!

“Крыша”. Этим тоже деньги нужны.

Звонок.

– Я по объявлению, насчет продажи собаки…

Вот оно! Поклевка! Магнитофон фиксировал каждое произнесенное слово.

– Вы, наверное, ошиблись, я собаками не торгую. И кошками тоже, – ответил Гоша.

Скорее всего это заранее условленная фраза, пароль.

– Да? Но в объявлении был указан ваш телефон.

– Какой?

– Два‑семнадцать‑сорок три.

– Это не мой телефон. Отбой…

Вполне типичный разговор, который не может привлечь внимание. Но который что‑то должен обозначать.

Что?

Согласие? Отказ? Или в стране действительно нашелся один сумасшедший, готовый выложить кругленькую сумму за беспородного пса?

И что обозначает продиктованный номер? Контактный телефон? Тогда он обязательно по нему прозвонит.

Но Гоша никуда звонить не стал. Он включил компьютер.

Значит, не телефон, значит, какой‑нибудь почтовый сервер.

На экране ноутбука возникли фамилия, имя и адрес.

Фамилия Семена Петровича. И его домашний адрес.

Письмо было “сброшено” в виртуальный почтовый ящик, обозначенный тем самым кодом – два‑семнадцать‑сорок три. И тут же из него “вытащено”. Узнать, кем – будет непросто, если вообще возможно. Ящик, как водится, окажется одноразовым, созданным для получения этого единственного письма. Никакая другая корреспонденция через него больше не пойдет. Можно попробовать узнать, с какого компьютера тот ящик выпотрошили, и почти наверняка выйти на какое‑нибудь заштатное Интернет‑кафе, где никто ничего дельного не скажет, потому что ничего не вспомнит.

Правда, есть еще человек, интересовавшийся собакой…

Откуда он звонил? Если судить по набору, то из Питера.

Резидент пробил номер по имеющейся у него телефонной базе. И получил ожидаемый ответ.

Любитель беспородных собак звонил с междугородного телефона‑автомата.

Все – тупик. Заказ сделан, а исполнители так и остались неузнанными!

А как же деньги? Или они работают из спортивного интереса?

Вряд ли! Но тогда почему они не просят аванс?

Может быть, чтобы лишний раз не светиться? Что очень разумно…

Но почему тогда его запросил Гоша?

Впрочем, тут как раз все ясно: Гоша берет аванс не для них – для себя. Молодец Гоша – не растерялся…

Эта ниточка оборвалась.

Киллеры не стали встречаться с заказчиком, не стали ему звонить и не стали брать аванс – они работали на доверии: вначале – стулья, потом – деньги. Они были уверены, что их не кинут, что выплатят гонорар после дела. А ведь и выплатят! Попробуй таким не выплати!