Тень Конторы – 9

Так что расслабляться пока рано, а нужно, как и его противнику, закатать… штанины, встать на карачки и вдоль и поперек излазить все окрестности, сунувшись носом в каждую щелку!

А иначе не получится, иначе он проиграет…

Ну что, поехали?

И Резидент поехал… Поехал по десяти– и шестнадцатиэтажкам. По всем подряд, хотя ему нужны были не все, а лишь те, что стояли возле дома его ликероводочного партнера.

– Инспектор Потягайло, – представлялся он, демонстрируя начальникам жилищных контор большое красное удостоверение. – Проверяем в вашем жилмассиве радиоотражающие свойства домовых кровлей. Как у вас с этим обстоят дела?

– С чем? – пугался красного удостоверения, но еще более командного тона инспектора жэковский начальник.

– С радиоотражающими свойствами, – повторял инспектор. – Вы хоть знаете, какой у вас коэффициент преломления, например, у той вот девятиэтажки?

– Нет, – испуганно мотал головой начальник ЖЭКа.

– Как нет? – поражался инспектор. – Когда у вас последний раз производились замеры?

– Давно… То есть вообще не производились.

– Безобразие! – возмущался инспектор. – Коэффициент преломления есть важнейший показатель проводного состояния воздушной среды! Над вами же самолеты летают! А если, не дай бог, наводка! Если отраженный луч собьет настройку автопилота? Вы понимаете, что может произойти?..

– Понимаю, – кивнул начальник ЖЭКа.

– Я уж не говорю про резервный канал правительственной радиосвязи, который, скажу вам по секрету, проходит аккурат через ваши дворы.

Начальник ЖЭКа побелел.

– Луч, попадая на кровлю, не соответствующую ГОСТу, может преломиться и рассеяться, поступив на приемник абонента в искаженном виде. И кто‑то кого‑то не поймет. Или поймет не так. И кто за все эти безобразия ответит?

Начальник ЖЭКа отвечать за безобразия в правительственной связи не хотел.

– Я буду отвечать! – успокаивал его инспектор. – Вот этой самой башкой! Значит, поступим так: вы выдадите мне ключи от всех чердаков и крыш, где я проведу соответствующие изыскания. Если выяснится, что с вашими крышами что‑нибудь не так, то в лучшем случае придется менять кровлю, а в худшем…

Час от часу не легче… Их же буквально только что, в позапрошлой пятилетке, меняли!

– Естественно, о том, чем я там буду заниматься, – никому. Надеюсь, вы понимаете, что дело касается безопасности государства?..

Начальник понимал.

– Если кто‑нибудь будет мною интересоваться, скажите, что приходил… ну, например, пожарник.

Начальник кивнул.

– Тогда попрошу вас расписаться.

– В чем?

– В том, что вы предупреждены об ответственности.

И инспектор достал серый лист бумаги, на котором в углу красовался синий штемпель – “Секретно”.

Начальнику ЖЭКа стало дурно.

– Здесь и здесь.

Начальник расписался. Здесь. И там… Бухгалтерша, заглянувшая в кабинет сразу после ухода визитера, нашла своего начальника в совершенно растерзанном состоянии. Начальник ЖЭКа был всклокочен и почему‑то стоял у окна, запрокинув голову и внимательно вглядываясь в крыши домов.

– Кто это был? – спросила бухгалтерша, кивнув на дверь.

– Это?.. Это пожарник…

Осмотром крыш “пожарник” остался недоволен. Ну, радиоотражающие свойства были туда‑сюда, и коэффициент преломления тоже в пределах нормы, а вот обзор… Обзор был ни к черту! Максимум, что можно было видеть из слуховых окон, это крышу дома, где жил Семен Петрович, и кусок улицы. Для масштабного наблюдения этого мало.

“Пожарник”, конечно, установил несколько видеокамер, но больше для очистки совести, чем для дела. Решить проблему по легкому не удалось.

Но нет худа без добра – если на “высотках” не смог засесть он, то не сможет и его противник. Подобие задач диктует схожую тактику – им нужно следить за “объектом”, ему – за ними. Он полез на крыши, они тоже полезут. Его обзор не устроил, значит, их тем более не устроит. Они спустятся с небес на грешную землю, чтобы организовать ближнее наблюдение. Он сделает то же самое!

Как видно, на этот раз им придется сойтись вплотную…

Резидент обошел прилегающие кварталы – он искал многоэтажку, выходящую фасадом на дом “объекта”, а в ней сдающуюся внаем квартиру с окнами, глядящими на улицу. А лучше угловую, чтобы сразу на две улицы.

Дом он нашел, а вот квартир – нет.

Никто в том доме жилплощадь не сдавал.

Но, может быть, кто‑нибудь хочет разъезжаться с женой, детьми или тещей? Тогда он им с удовольствием поможет с разменом. Даже если они запросят за однокомнатную квартиру две трешки в центре.

Он просмотрел газеты и развесил объявления на столбах.

Ему никто не позвонил. В этом доме жили на удивление дружные семьи и не скандальные тещи.

Тогда, может быть, кто‑нибудь согласится свою жилплощадь продать?

Резидент прошел по дворам, пытаясь выведать у сидящих на скамейках старушек, не желает ли кто‑нибудь продать ему квартиру.

Таковых тоже не нашлось.

Он готов был заплатить втрое, хоть даже вдесятеро, но чрезмерная щедрость могла привлечь излишнее внимание к персоне покупателя.