Тень Конторы – 9

– И что это все так наш дом полюбили? – удивлялись старушки. – Позавчера один интересовался, а теперь вы.

Резидент насторожился.

Наверное, это просто совпадение – мало ли потенциальных покупателей квартир бродит по дворам.

Но могло быть и не совпадение. Ему лучше считать, что не совпадение, ему лучше считать, что здесь за пару дней до него побывала “конкурирующая фирма”. Но если это так, то они действуют проворней его!

Теперь о приобретении квартиры в облюбованном им доме, равно как о разменах полуторок на трешки, можно забыть. Если они здесь, то обозначать себя дорогими покупками и заведомо невыгодными разменами опасно. И в то же время нужно поворачиваться шустрее, помня, что лучшие места занимает тот, кто занимает первым.

Нужно как можно быстрее “залечь” под окнами “объекта”, но непонятно, как это сделать…

Есть два способа проникнуть туда, куда тебя не просят, и при этом остаться незамеченным. Один – маскироваться. Примерно так, как это делают насекомые – забираться в дупла и расщелины, принимать форму и окраску окружающей среды, замирать неподвижно, чтобы сойти за ветку. Правда, здесь нет веток… Но можно нырнуть в канализационный колодец, забраться в мусорный бак, залечь в багажнике припаркованной на дороге машины… В общем, прикинуться ветошью.

Но у этого способа есть один минус – отсутствие маневра. Из того багажника или мусорного бака так просто не вылезти. Если уж забрался, то сиди до победного конца.

Правда, есть другой способ маскировки… При котором никуда не залегают и никаких маскхалатов и камуфляжных накидок не используют. Потому что не маскируются. Совсем! А напротив, лезут на глаза. Ведь как считает враг – он считает, что его противник должен прятаться, и ищет его среди тех, кто прячется. А кто не прячется, тот его внимания не привлекает и поэтому остается невидимым.

Что, если так?..

Что, если никаких разменов не совершать и никаких квартир не покупать, а купить дом? Хоть даже тот самый. А лучше не его, а тот, что стоит рядом. Купить весь, целиком. Приобретение целого дома слишком масштабное явление, чтобы кто‑нибудь мог догадаться, что эта покупка на самом деле не покупка, а всего лишь маскировка. Вроде того халата, который используют снайперы. Только снайпер напяливает на себя халат, а он наденет дом!

И тогда можно уже не прятаться, можно действовать в открытую. Внаглую. Можно огородить прилегающие территории забором, нанять охрану, чтобы она никого лишнего не подпускала на пушечный выстрел, и делать в своем доме все, что заблагорассудится – хоть телескопы‑рефлекторы устанавливать.

Как такая идея?..

Резидент еще раз обошел местность, на этот раз выбирая не окна на улицу, а подходящий дом.

Вон тот домик… Тот домик будет в самый раз – двухподъездный, четырехэтажный, по виду – барак, но стены добротные, кирпичные. Так что если его перестроить, то из него очень даже неплохой особнячок может выйти на одну семью. И что еще очень хорошо, здесь, рядом, идет реконструкция теплосетей – перекопали всю улицу вдоль и поперек, что само по себе неудобство, а еще воду наверняка отключили. А если они не отключили – он отключит, чтобы жильцы посговорчивей были.

Ну что – берем?

Конечно, берем…

Резидент срочно вылетел в один далекий, со старыми театральными традициями, городок. Где прямо из аэропорта отправился в местный драматический театр. Спектакль ему не понравился, а вот отдельные артисты вполне устроили.

Во время антракта в одну из гримерок заглянул незнакомец.

– Продюсер Гольдберг‑Айзеншлиц, – представился он.

– А в чем, собственно, дело?! – загремел добротным басом артист в гриме Ричарда Львиное Сердце. Он, похоже, все еще из образа выйти не мог.

– Дело в халтуре, – улыбнулся продюсер.

– Так это совсем другое дело. Заходите, мой юный друг. Располагайтесь, – широким жестом, как будто полцарства дарил, предложил актер.

Расположиться в тесной гримерке было практически негде из‑за стоящих тут и там пустых бутылок Продюсер присел на подоконник.

– У вас что, рекламка? – поинтересовался, снимая грим, Ричард Львиное Сердце. – Пиво или памперсы?

– Нет, не пиво. И даже не реклама.

– Сериальчик? – заинтересованно вскинул брови актер. – Тогда я согласен.

– Вы же даже не спросили, что играть!

– Не все ли равно – хоть слоновье дерьмо. Лишь бы серий побольше. Я столько медведей и зайчиков за свою жизнь сыграл, что дерьмо уж как‑нибудь Можете не сомневаться.

Актер смял ладонями лицо, сморщился и действительно стал похож на кучу дерьма, разве что без запаха.

– Ну как?

– Поразительно, – восхитился продюсер, причем искренне. Он сам мог сыграть кого угодно, но чтобы ту самую кучу!..

– Сколько за съемочный день платить будете?

– Четыре тысячи, – ответил продюсер.