Тень Конторы – 9

Только в одном‑единственном случае актер никому ничего рассказать не сможет гарантированно – если умрет. Он сыграл свою роль, хорошо сыграл, и теперь должен уйти со сцены. Навсегда.

Такие правила.

“Уборка пешек” практикуется всеми спецслужбами, какому бы “богу” они ни служили. Наверное, это жестоко – но иначе нельзя. Пожалев одного, можно подвести под смерть сотни. И провалить дело.

Даже на самом примитивном – на армейском уровне – случается добивать своих раненых товарищей, чтобы они не попали в руки врага, чтобы их пытками не заставили предать. Это форма милосердия. И мера предосторожности.

В соответствии с этими правилами актер подлежал зачистке. Что было предопределено с самого начала, с той секунды, когда Резидент увидел его на сцене в гриме Ричарда Львиное Сердце и выбрал на роль подсадки. Он выбрал его – и тем обрек на смерть.

Но поднять руку на актера было трудно. Он был симпатяга‑парень, был свой в доску…

– Как я их, а? – хвастался опьяневший актер. – Ведь ни одна сволочь не догадалась! Какая игра!.. Что там Гамлет… Пусть они попробуют вот так – глаза в глаза. А я смог!.. Потому что ты – смог. Ты же сам не понимаешь, кто ты есть на самом деле! Ты же режиссер от бога!

– Да какой я режиссер? – скромно возражал “прораб”.

– Ты – гениальный! – гремел актер. – Станиславский с Немировичем в сравнении с тобой – тьфу! У тебя же школа – я же вижу, меня не обманешь! Они заслуженных и народных получают, а сами бездари! А ты – нет! Я же актер, я могу оценить настоящую игру! Нас двое таких – ты и я. Мы же можем весь мир перевернуть! Давай поставим с тобой спектакль – такой, чтобы все ахнули! Чтобы на сцене – как в жизни – один в один!..

Актер увлекался. И выдавал себя.

И все же его придется чистить – нельзя не чистить. Слишком близко он подошел к истине – актерская интуиция его не подвела. У “прораба” была школа, где его учили искусству перевоплощения – очень хорошо учили, потому что не для сцены учили.

Эта школа называлась – Учебка.

– Ну скажи, одному мне скажи – где тебя так хорошо натаскали?..

“Не сегодня, завтра, – решил “прораб”. – Лучше завтра, чем сегодня. Хотя, по идее, надо сегодня…”

Два человека пили водку – оба испытывали друг к другу симпатию. Но один из них знал, что завтра его приятеля не станет. Знал, почему не станет. И каким образом не станет. И от этого ему было муторно на душе. Даже водка не спасала.

Второй не знал ничего. Ни о чем не догадывался. И строил далеко идущие планы. Ему было хорошо…

 

Глава 19

 

Все было готово – “треугольники” остановились там, где должны были, “крестики” покинули “треугольники”…

“Прораб” сворачивал свое хозяйство, снимая фонари и сматывая провода. Строителей он не гонял, строители были предоставлены самим себе. Стройка была проплачена на неделю вперед и поэтому продолжалась. По инерции продолжалась. И для отвода глаз. Строители растаскивали по этажам кирпичи и доски, знать не зная, что достроить этот дом им не придется…

Семен Петрович доел ломоть ветчины, промакнул салфеткой губы и, поправив одежду, вышел на улицу.

– “Семерка” покинула “ящик”. Семен Петрович сел в машину.

– “Семерка” – в “коробочке”…

Из переулка на улицу вырулил “КамАЗ”‑цементовоз. Бочка, полная бетона, крутилась и парила. “КамАЗ” ехал вдоль раскрытой траншеи…

Семен Петрович подъехал к воротам, и створки разошлись в стороны. Путь был свободен…

Водитель цементовоза вжал педаль скорости в пол. Мотор взревел, и “КамАЗ” стал резко набирать скорость…

“Когда они наконец сварят эти свои дурацкие трубы? – мельком подумал Семен Петрович, выезжая со двора. – Наворотили ям, сузив улицу до двух полос – еле‑еле две машины разойтись могут”.

Подумал – и забыл. Как каждый день забывал. У него, кроме этих канав, проблем хватало – у него пропала водка, потому что потерялся компаньон…

Стрелка спидометра цементовоза перескочила цифру сто. Не иначе водитель был лихачом…

– “Коробочка” в створе…

Передок “Мерседеса” выехал за ворота. Дорога в обе стороны была пустой, только далеко, метрах в ста – ста пятидесяти слева, был виден цементовоз. Но цементовоз угрозы не представлял – цементовозы быстро не ездят и на рожон не лезут, уступая дорогу престижным иномаркам. Потому что какому водиле нужны лишние проблемы?

Семен Петрович включил поворотник…

Передние колеса разом повернули вправо. И уткнулись в шипы колючей проволоки. Видно, какая‑то раззява случайно обронила на дорогу кусок колючей проволоки, не удосужившись его подобрать…