Тень Конторы – 9

Он ничего не понимал. Решительно ничего!

Какое, к черту, ДТП?! Клиент был заказан, клиента должны были убить!

Но он собственными глазами видел аварию. Видел, как пытавшийся избежать столкновения “КамАЗ” вильнул к забору, зацепился за него и, отскочив, врезался в машину, сбросив ее в канаву, куда, секунду спустя, свалился сам.

Неужели это просто совпадение и клиент действительно погиб в ДТП, не дождавшись своих убийц?

Да ну – не может быть!..

Резидент в слепой рок не верил. Случайности в жизни редки. На самом деле всякая случайность не больше чем сумма предшествующих ей закономерностей. Из серии – выпил литр водки, забрался на крышу, сел на парапет покурить и, ах, кто бы мог подумать, свалился вниз…

Разговоры про злой рок оставим на совести жен, “по недоразумению” наставивших своим мужьям рога.

И гуляк‑мужей, подхвативших популярную венболезнь в результате дружеского прощального поцелуя с соседом‑сифилитиком в гостинице.

Не бывает в жизни случайностей! Как говорится – кому суждено быть повешенным, тот не утонет! И уж тем более не погибнет под свалившимся на него “шальным” “КамАЗом”… Так, может, тот “КамАЗ” не был “шальным”?

Может, так?..

Но если предположить, что ДТП было не случайно, то оно должно было быть тщательно подготовленным! Как минимум им нужно было проверить, живет ли клиент по домашнему адресу или обитает где‑нибудь еще, например у любовницы, узнать, на какой машине ездит и один ли ездит, познакомиться с манерой его вождения… Разобраться со всем этим заочно невозможно! Они должны были прибыть сюда загодя и установить слежку!

А слежки – не было!

Остается предположить, что этот несчастный случай действительно случаен. Или что слежка была, но контрслежка ее не выявила, потому что контрфилер нюх потерял.

Предполагать последнее хотелось меньше всего. Но уж коли проверять все версии, то и эту тоже! Эту – в первую очередь.

И тогда придется задаться вопросом – по какой причине слежка осталась незамеченной?

Ответа может быть три.

Первый – контрслежка была организована из рук вон плохо. Ни к черту организована!

Второй – слежка была очень масштабной. Настолько, что лица филеров и номера машин не повторялись. То есть один филер был рассчитан на одну проходку – прогулялся вдоль дома – ушел – и исчез, а на его место пришел другой.

Но это вряд ли. На подобные подвиги сил хватало разве что у знаменитой “девятки”, и то лишь в лучшие ее “застойные” времена. Масштабная слежка требует участия сотен, если не тысяч людей и десятков машин. Сомнительно, что они располагают такими силами.

В третьем случае присутствие филеров возле объекта камуфлируется с помощью какого‑нибудь нестандартного сценария – вроде расселения и реконструкции четырехэтажного кирпичного барака, которое, в качестве прикрытия, использовал Резидент. Так, может, они тоже приобрели по случаю какой‑нибудь домик?..

Нет, не похоже – он отсмотрел окна всех домов, прилегающих к жилищу жертвы, и не заметил ничего подозрительного. Там были только жильцы! Маскировка под бабушек, голых дам и сексуально озабоченных матросов исключается, потому что нельзя только и делать, что маскироваться – надо иногда и к окну подходить. Кроме того, в последние недели здесь никто ни домов, ни даже квартир в них не покупал и комнат не снимал.

Этот вариант отпадает.

Так же, как чердаки и крыши. На чердаках людей, по крайней мере в последние недели, не было – отверстий в балках, оставленных винтами струбцин, нет, кровля не пробита, слежавшаяся за месяцы грязь не потревожена, замочные скважины замков забиты пылью, что говорит о том, что они не открывались по меньшей мере полгода.

По крышам и чердакам чужие не ходили.

Остается улица…

Резидент отсмотрел сотни портретов людей, зафиксированных видеокамерами слежения. Вообще‑то их были тысячи, но он выбрал только тех, кто попадал в объективы больше двух раз.

Из них он вычел хорошо знакомых ему жильцов ближайших многоэтажек.

Потом убрал их гостей – приятелей, собутыльников, любовниц, любовников и пр., которых тоже успел узнать и запомнить.

Далее высеял людей, которые находились вблизи дома объекта по служебной необходимости – продавцов магазинов, киоскеров, лоточников, дворников, строителей теплосетей, гаишников, которых он тоже знал в лицо!

Из полученного остатка он убрал детей младше пятнадцати лет, стариков, старух и людей с яркой, запоминающейся внешностью, которые не могли быть филерами по определению.

И…

И… считай, никого не осталось!

Тех немногих подозрительных типов, которые рождали вопросы, он идентифицировал довольно быстро, с помощью участковых милиционеров. Все они были местными, жили здесь испокон веку и были вне подозрений.

Немногие неопознанные личности после тщательного просмотра и анализа видеоматериалов тоже отпали – это явно были не шпики, случайные прохожие.