Тень Конторы – 9

– Чего это с ним? – ахнул один из охранников, кивая на экран монитора. – Не иначе ему жена рога наставила…

Все, кто случайно оказался в этот момент в дежурке, бросились врассыпную. У всех был немалый опыт обращения с начальством – когда он такой, ему лучше на глаза не попадаться.

Но сбежали не все, все сбежать не могли, так как не имели права покинуть свой пост, даже сославшись на внезапное расстройство желудка. Если прижало – “расстраивайся” в штаны, но с места не сходи!

И не сходили!

Охранники открыли дверь.

Начальник быстро, на ходу оглядел их, прошел мимо.

Нет, видно, случилось что‑то из ряда вон выходящее, если он на расстегнутые пуговицы на воротниках внимания не обращает.

Охранники невольно напряглись и передвинули на животы оружие. Начальник Охраны, конечно, был страшен, но возможный противник еще страшнее… Этот – строго накажет. Те – просто убьют…

Начальник Охраны пробежал первый этаж, не забывая на ходу отмечать, на месте ли караулы.

Но все были там, где им надлежало быть. Служба неслась исправно…

По обыкновению игнорируя лифты, он пошел к лестнице и спустился вниз, в подвал, где находился Шеф.

Тяга к пешеходным прогулкам по лестницам объяснялась просто – если ехать на лифте, то тебя заранее услышат, а если спускаться пехом, то есть шанс застать подчиненных врасплох.

Но врасплох никого застать не удалось – все были на месте, демонстрируя начальству преданность и готовность “не щадить живота своего”.

Начальник Охраны миновал две обыкновенных с виду двери, каждая из которых отозвалась на его проход оглушительным писком. Значит, все в порядке, значит, металлодетекторы работают, сторожа врагов.

Возле последней, ведущей в апартаменты Шефа двери Начальник Охраны остановился.

Ему навстречу, по привычке одергивая и поправляя пиджак, поднялся командир телохранителей.

– У нас все в порядке… – начал докладывать он.

Но Начальник Охраны отмахнулся от него рукой – не до тебя сейчас…

“Что‑то случилось”, – сразу сообразил бригадир телохранителей, потому что обычно его доклад внимательно выслушивали, прикалывались к какой‑нибудь мелочи и тут же, профилактики ради, вставляли семиведерную клизму. А сейчас не вставили…

Точно – случилось! Надо на всякий случай проверить своих бойцов…

Начальник Охраны открыл дверь и вошел в святая святых – на половину, в которой квартировал охраняемый им объект.

Несмотря на солидную глубину и метр бетона над головой, в подвале было прохладно – где‑то там, на поверхности, работали кондиционеры, нагнетая внутрь свежий воздух. Возле кондиционеров был пост охраны, на случай, если неизвестные злоумышленники надумают отравить “объект”, распылив вблизи воздухозаборников чумные палочки или боевое 0В.

Здесь был последний и самый ближний рубеж обороны. Здесь несли дежурство самые испытанные бойцы – личные телохранители Шефа, которые прикрывали его своими стволами и телами. Телохранители сидели на приставленном к стене диванчике, лениво пялясь в телевизор. Круглые сутки. Их расслабленность была обманчива. Как только на стене зажглась лампочка, сигнализируя, что кто‑то вошел в тамбур перед дверью, они подобрались и сунули руки под лежащие на столике развернутые журналы. Под журналами были взведенные пистолеты‑пулеметы, направленные стволами в сторону двери. Все зоны обстрела были определены и просчитаны заранее – они могли открыть огонь прямо из‑под журналов, не тратя время на то, чтобы вскинуть оружие.

Им было приказано стрелять без предупреждений и окриков в любого, кто сунется в дверь. В том числе в других телохранителей.

Это и было главной задачей последнего круга охраны – охранять “объект” от других охранников.

Личные телохранители Шефа получали втрое больше остальных и, кроме того, были связаны с ним и его женой дальним родством. Это была идея Начальника Охраны – вербовать ближних телохранителей только из числа родственников – в деньги он верил меньше, чем в родственные отношения. Здесь он был солидарен с мафией, которая допускает к телам Отцов только своих. Свои – продают реже. И не только потому, что им некуда бежать, но и потому, что за предательство отвечают головами сестер, братьев и матерей, которые живут на виду, потому что в окружении других родственников.

Шедший по ТВ американский боевик оборвался на полуслове, и на экране телевизора и мониторе слежения появился человек, который остановился перед объективом камеры, давая возможность себя как следует рассмотреть. Это был Начальник Охраны. И больше не было никого.

Телохранители вытянули руки из‑под журналов.

Дверь открылась.

Начальник Охраны прошел мимо столика, что было для него нехарактерно, потому что обычно он здоровался с родственниками Шефа за руку.

Но теперь ему было не до рукопожатий, теперь он спешил.

Телохранители тревожно переглянулись. Таким они его еще не видели – на их Начальнике лица не было!