Тень Конторы – 9

– Открывай! А то сейчас дверь вынесем! Ну это – вряд ли. Дверь они высадить так просто не смогут. Дверь хоть и выглядит висящей “на честном слове”, хорошо укреплена.

– Ну сейчас, сейчас!..

Кроме карманного компьютера, в бытовке ничего не было.

– Иду! Да иду уже!

Но пошел “прораб” не к двери, а пошел в противоположную сторону – к стене. Где под старыми обоями был пролом. Искусственного происхождения. Хотя на вид – естественный. Пролом вел в соседнюю комнату, которая не имела выхода в коридор, но имела выходящее во двор окно.

В дверь отчаянно заколотили чем‑то металлическим.

Если это милиция, то какая‑то очень горячая милиция!

“Прораб” прорвал обои и шагнул внутрь стены.

По идее ему не следовало бежать, потому что опасно было выходить за рамки роли. Настоящий прораб мог ругаться, отбиваться, размахивать мастерком, но не должен был уходить сквозь стену. Не по чину ему такой сценарий побега.

Но уж коли в ней нашлась “случайная дыра”, то грех ей не воспользоваться.

“Прораб” шагнул в соседнюю комнату, где сразу же направился к окну. Окно было забито толстой фанерой, но, как видно, строители схалтурили, пожалев гвоздей. “Прораб” дернул на себя лист, и он легко выпал из проема.

В соседней бытовке отчаянно громыхала дверь.

Пять минут она еще выдержит, а больше не надо…

“Прораб” с ходу, рыбкой нырнул в окно. Со второго этажа. Но разбиться он не боялся, так как эта “ямка” была заранее выстелена “соломкой” в виде высокой кучи мягкого мусора. Умный человек не ждет милостей от природы, предпочитая позаботиться о себе сам.

“Прораб” рухнул вниз, свалившись на какое‑то тряпье, скатился вниз и вскочил на ноги…

– Вот он! – сказал кто‑то в темноте. – Держи!

И в “прораба” вцепилось сразу несколько рук. Стряхнуть их было нетрудно, использовав пару боевых приемов, но откуда простому строителю знать боевые приемы? Если строитель голыми руками способен убить трех вооруженных милиционеров, то какой же он строитель!

“Прораб” просто кого‑то пнул и кому‑то врезал в челюсть кулаком, надеясь, что те хотя бы на секунду ослабят хватку.

Но не тут‑то было!

Его крепко держали и даже не били. Что было уж совсем не похоже на нашу родную милицию! Да и внешний облик… Уж больно на них чистенькая форма, словно только что со склада. И слишком правильная. Не такие уж у нас милиционеры чистюли, чтобы ходить на боевые задания в форме “с иголочки”.

Никакие это не милиционеры!

Но тогда тем более нельзя выходить из роли!

– Вы чего, чего? – захныкал, заканючил, распуская слюни, “прораб”. – Чего ко мне пристали?

– А зачем ты сбегал? – в свою очередь спросили “милиционеры”.

– Так я думал, вы бандиты! Откуда мне было знать, что вы милиция! Разве бы я тогда стал?!

“Рост сто восемьдесят – сто восемьдесят три, волосы русые, глаза карие, широко расставленные, нос прямой, слегка расплющенный… – автоматически замечал и запоминал “прораб”. – Скулы широкие, подбородок вытянутый, с ямочкой посередине… Особые приметы… Нет примет”. Второй…

– Ладно, пошли, – миролюбиво сказали “милиционеры”, подталкивая “прораба” в спину.

– Куда это?.. За что это?.. – испуганно затараторил “прораб”. – Чего я сделал‑то? Я же не нарушал.

– Иди давай! – толкнули его сильнее.

“Прораб”, неловко спотыкаясь и скользя ногами по мусору, пошел вдоль стены дома.

Третий… Рост сто семьдесят пять… Волосы… Абрис лица…

Если это не милиция, то это – они. Они – самые! Как же они смогли на него выйти?!

Нос…

Глаза…

Походка…

Особые приметы…

Куда они его ведут? В здание? Нет, вряд ли. Здесь они задерживаться не будут. Скорее всего ведут на улицу, где стоит их машина.

Наручники не надели – там наденут… Ног‑рук ломать тоже не стали – выходит, всерьез его не воспринимают, выходит, держат за прораба. За настоящего прораба.

Что же делать? Играть строителя, играть до конца?..

Или уходить?.. А если уходить, то как уходить?..

Левого ткнуть ногой в пах, чтобы он согнулся, и добить ударом каблука в висок. Правому локтем перерубить кадык…

Так можно… Так получится…

Но они унесут трупы и осмотрят их раны. Увидят проломленный висок и перерубленное горло… Смоделируют ситуацию и быстро сообразят, что это была не просто драка и не просто удары – что это были приемы рукопашного боя. Причем не карате и не самбо с помощью которых отбиваются от хулиганов, защищая любимую девушку, а спецприемы, которые на соревнованиях не показывают, потому что предназначены они не для получения медалей и чемпионских званий – для убийства противника.

Нет, так не пойдет. Нужно как‑то иначе. Хотя иначе – шансов мало. От трех бугаев так просто, без того чтобы не убить и не покалечить их – не сбежишь.