Тень Конторы – 9

Все эти объяснения могли удовлетворить разве что профана. Но не могли – профессионала. Если человек покупает дом на подставное имя, устраивает маскарад с переодеванием и если купленный дом стоит не где‑нибудь, а рядом с домом “объекта”, то вряд ли это случайность…

Тогда что?

Ответ напрашивался сам собой… Если человек покупает дом, который располагается вплотную к дому “объекта”, то, по всей видимости, он покупает его с целью находиться поближе к месту действия. Для чего – тоже понятно. Для пригляда за окружающей территорией. Или, выражаясь казенным языком, – для ведения контрслежки.

Так?

Почти наверняка – так!

А раз так, то остался пустяк – осталось отыскать сбежавшего “прораба”, чтобы выяснить, кому он служит и что успел увидеть и узнать…

 

Глава 28

 

Несколько десятков секунд Резидент бежал в образе – бежал что было сил, петляя, часто и испуганно оглядываясь. Если они его видят, то они должны видеть прораба. Если они его настигнут, то придется отбиваться так, как отбивался бы прораб. Если они его схватят – ничего не останется как умереть. Но тоже – в образе!

Он и так позволил себе слишком много – позволил себе сбежать, вместо того чтобы погибнуть.

Еще немного.

Еще!..

Отпущенная ему полуминутная фора была использована практически полностью. Противник очухался и бросился вдогонку. Там, сзади, он заметил три быстро приближающиеся фигуры в милицейской форме. В отличие от “прораба” они бежали легко и ровно, экономя силы для финишного рывка. У “прораба” шансов на спасение не было.

Были – у Резидента.

Все – пора!..

Резидент резко свернул в ближайшую подворотню, где, пробежав несколько шагов, увидел одинокого пешехода – женщину средних лет.

Жаль, что не мужчину. Но выбирать не приходится.

Резидент подскочил к женщине, и сделав страшное лицо и прошипев: “Молчи дура – убью!”, сорвал с нее плащ, шарф и шляпку, сдернул туфли, с хрустом рванул пополам блузку, так что в полутьме взблеснули голые груди. В разорванной блузке, полуголая, она на улицу не выбежит – постесняется! И побоится! Толкнув онемевшую от шока жертву в ближайший подъезд, он захлопнул дверь.

На все остальное у него осталось не больше трех десятков секунд – он уже слышал там, на улице, принижающийся топот… Набросить сверху плащ, намотать на шею, прикрыв часть лица, шарф, напялить на голову шляпку, вбить ноги в туфли, смяв, сломав задник… И самое главное – сбросить штаны! Но не одежда главное – образ! Нужно двигаться так, как двигается женщина, реагировать на опасность как женщина…

Теперь – сюда! В тень, где невозможно будет рассмотреть детали. Замереть. Испугаться…

В подворотню вбежали три, с оружием на изготовку, “милиционера”. Быстро осмотрелись.

Куда он делся?..

В тени дома заметили испуганную женщину. Крикнули:

– Куда побежал мужчина?!

Туда – махнула женщина, шарахнувшись от взмыленных “милиционеров”.

Расспрашивать ее подробнее было некогда – время работало против преследователей, – из двора беглец мог броситься в проулок или на соседнюю улицу, мог забиться в какой‑нибудь закуток и затаиться.

Два “милиционера” рванули в указанном направлении. Один – в противоположном, чтобы отрезать беглецу отходы.

Но беглец был не там – был здесь!

“Женщина” отлепилась от стены и вышла на улицу. Теперь она не бежала, бег привлекает излишнее внимание. Да и не убежишь далеко на каблуках.

“Женщина” спокойно пересекла улицу, зашла в ближайший проулок, по которому выбралась на параллельную улицу. Ее заметили и на нее с удивлением смотрели два каких‑то стоящих возле остановки парня. Они обалдело уставились на торчащие из женских туфелек здоровенные, мужские пятки.

Дура, что ли? Или “голубой”?..

Да и ладно что “голубой” – лишь бы живой!

Кокетливо повиливая бедрами и постреливая глазками, “женщина” прошла мимо них. И пошла дальше. Все дальше и дальше…

На очередном повороте она, наклонившись к урне, вытащила пустую бутылку из‑под пива и с ходу что было сил швырнула ее в ближайшую витрину магазина. Со звоном посыпалось стекло. Мало что она была “голубой”, она оказалась еще и хулиганкой!

И еще одна витрина, следующего магазина, пала под ударом бутылки, разлетевшись дождем осколков!

Может, это лишнее, а может, и нет… Вдруг они не попались на удочку, вдруг просчитали его маневр и, развернувшись, пошли по следу? Тогда приезд сюда настоящей милиции будет вовсе даже не лишним! Надо усложнить им передвижение, нагородить на их пути препятствия! Как можно больше препятствий!

Но еще важнее связать их силы, чтобы они не нашли раздетую женщину. Главное, чтобы они не нашли женщину…

Через пять‑шесть кварталов Резидент взял такси.

Водитель не рассмотрел, что за женщина упала на заднее сиденье, отметив только, что у нее пропитый голос. Но водителя мало интересовал голос пассажирки, куда больше его интересовал ее кошелек. А кошелек был полон.