Тень Конторы – 9

Машина остановилась на окраине.

– Холодно, – игриво заметила женщина.

И предложила водителю продать ей его куртку.

– Сто баксов, – так же игриво ответил водитель, предполагая, что жалобы на холод – это предлог.

Но женщина неожиданно согласилась, протянув ему стодолларовую купюру.

Вот ни фига себе!

Видно, баба была пьяна и не соображала, что делает. Ну и ладно! Сто баксов за куртку, которой красная цена четвертак, – хороший бизнес!

Водитель молча стащил с плеч куртку.

– И ботинки.

Еще за сотку.

Какой разговор!

Как только женщина вышла – водитель рванул машину с места, боясь, что она передумает.

Но она не передумала, она тоже считала, что провернула выгодную сделку. В подъезде ближайшего дома “женщина” спустила в мусоропровод плащ, шарф и туфли, надев ботинки и куртку с чужого плеча.

Это было второе за неполный час переодевание, хочется надеяться – последнее.

Резидент поймал еще одно такси. И еще…

Лишь четвертая машина высадила его в десяти кварталах от резервной, снятой как раз на этот случай квартиры. Квартира была чистая, в которой он ни разу до этого часа не бывал. Ключ он нашел недалеко от гаражей, в тайнике, под кучей мусора.

В квартире отсутствовавший где‑то полгода жилец отыскал проплаченный на год вперед мобильный телефон. И набрал на нем какой‑то номер.

Ему никто не ответил.

И он ничего по нему не сказал.

Он набрал номер, выждал несколько секунд и нажал кнопку отбоя. Чего было достаточно. Достаточно, чтобы на другом конце города в одной из снимаемых им квартир что‑то тихо зашипело во внутренностях компьютера, и из него повалил дым, а из вентиляционного отверстия и сплавившейся от жара лицевой панели выскочили тугие языки пламени. От компьютера занялись лежащие на столе бумаги, столешница, висящая над столом штора, обои. Через минуту квартира горела “синим пламенем”…

Вызванные жильцами пожарные быстро локализовали и потушили огонь, но все находившиеся в квартире документы, вещи, все возможные отпечатки пальцев сгорели. А компьютер, который послужил причиной пожара, выгорел дотла…

Может, это, конечно, было лишнее, может, они не знали его адресов – наверняка не знали, но лучше не рисковать – лучше, на всякий случай, “обрубить все хвосты”. Обратно в свои квартиры он уже не вернется. Ни в одну!

Такое правило…

Он заляжет в этой “берлоге” на несколько дней, чтобы просто выспаться, чтобы собраться с мыслями и понять, что произошло.

Потому что, кажется, произошло. И пора подводить итоги.

На этот раз – безрадостные…

 

Глава 29

 

– Он ушел…

– Как ушел?!

– По всей видимости, через проходные дворы. Они плотно сидели у него на “хвосте”, но он заскочил в подворотню и пропал…

Это было странно, вернее, было невероятно – чтобы какой‑то прораб так легко смог уйти от профессионалов! Уйти в первый и тут же во второй раз! Что же это за прораб такой?..

– Вы прочесали местность?

– Частично. Полностью не успели. Там недалеко, на соседних улицах, в магазинах сработала сигнализация, и оставаться на месте дольше было опасно.

Значит, еще и сигнализация!..

Замызганный строитель, просочившись через стену, выбрался из своей бытовки, выпрыгнул из окна, уложил на месте двух видавших виды бойцов – пусть с помощью арматурины, но все равно уложил! – перемахнул через забор, и когда его уже почти настигла погоня, свернул в подворотню, где исчез, словно сквозь землю провалился.

Не много для просто строителя?

Пусть даже не строителя, пусть “нового русского”, купившего дом на подставное имя и напялившего на себя грязную робу?..

– Вы установили его место жительства?

– Нет. Как так?

– Мы опросили строителей, но о нем никто ничего не знает. Строители нанимались на исполнение конкретных работ.

– А техника?

– За наличный расчет.

Значит, никаких адресов, документов, росписей, образцов почерка, отпечатков пальцев… Ничего!

И допрос актеришки тоже не дал желаемого результата. Его, равно как и строителей, использовали втемную – наняли и попросили сыграть роль “нового русского”, аргументировав это нежеланием платить налоги.

Здесь тоже ничего. Кругом – ничего!..

Ничего, кроме цепочки объяснимых по отдельности, но подозрительных вместе событий. Но их более чем достаточно, чтобы предположить худшее – что этот прораб никакой не прораб и даже не покупатель этого дома, замаскировавшийся под прораба, что он оказался возле дома “объекта” не случайно, а что вел контрслежку. И что вычислил ее и, не исключено – имеет в своем распоряжении фотографии “рабочих”, ремонтировавших теплотрассу. То есть ухватил торчащую из запутанного клубка нитку, которую может потянуть дальше.

А если так, то его нужно найти любой ценой. Хоть из‑под земли!

Найти, выпотрошить и зачистить.

Или… Или придется зачистить тех, кого он видел…