Тень Конторы – 9

Но микроавтобус никто не останавливал. Он выехал за город, свернул на грунтовку, где в кустах стоял тентованный “КамАЗ”. Сверху сбросили металлические сходни, по которым микроавтобус въехал прямо в кузов. Вход заложили мешками с картошкой, и “КамАЗ” выехал на дорогу.

Через три часа грузовик въехал в гараж. Мешки разбросали, микроавтобус своим ходом, сдав назад, скатился на бетонный пол, пленника выволокли из салона, поставили на ноги и стащили с его головы мешок.

– Кто это такой? – спросил “Первый”.

– Как кто?.. “Уборщик”.

Это был “уборщик” четырехэтажного барака, но это был не “прораб”. “Прораб” был совсем другим был светлым, а этот – кавказец!

– Приведите его в чувство, – приказал “Первый”.

Пленнику закатали рукав и воткнули в вену иглу шприца.

Он вздохнул и открыл глаза.

– Ты кто?

Пленник было дернулся, но увидел вокруг себя несколько крепких ребят, увидел бетонные стены без окон и закрытые металлические ворота.

– Ну, чего молчишь?

– А чего говорить?

– Это ты стрелял?

Вопрос был очевиден, потому что его повязали на месте преступления сразу после выстрела. Отпираться было глупо, что понимали обе стороны. Вопрос был задан лишь для того, чтобы разговорить пленника.

– Ну я.

– Зачем ты стрелял?

– Попросили, – глухо ответил пленник.

– Кто?

– Не знаю. Мне позвонили и предложили работу – я согласился.

– Как на тебя вышли?

– Не знаю…

Похоже, он не врал, похоже, говорил правду.

– А как заказчик узнал, что ты умеешь обращаться с гранатометами?

– У нас в Чечне все умеют!

Это – да, практики и дармовых мишеней у них в последние годы было предостаточно.

– Гранатомет твой?

– Нет. Мне сказали, где – я взял.

– Джип тоже?

– Да.

– Ты знаешь этого человека?

Пленнику показали фотографию “прораба”.

– Нет.

Больше спрашивать было не о чем. Чеченца на всякий случай помучили, отбив ему почки и поломав пальцы, но он своих показаний не сменил. Он говорил правду. Ему действительно позвонили по телефону, предложив заработать деньги и джип. Чеченец жил в съемной квартире и работал на колхозном рынке, а в первую войну командовал взводом боевиков. Вывели на него, по всей видимости, земляки, о которых он не знал. Заказчика он тоже не видел. Не такой дурак был заказчик, чтобы попадать на глаза случайному исполнителю, с которым его ничего, кроме денег, не связывает. Он оставил в укромном месте джип с гранатометом и подробные инструкции, а в другом причитающийся стрелку гонорар. Тот прочитал инструкцию, сел в джип и взорвал дом. За что рассчитывал получить десять тысяч долларов. Но не получил, не успел…

Чеченца отвезли в лесопосадки и перерезали ему глотку, чтобы милиционеры решили, что его убили свои…

Четырехэтажный барак сгорел до основания. И в ту же ночь в городе сгорели еще две квартиры. И тоже дотла!..

“Прораб” рубил концы, очень удачно рубил. Рубил чужими руками! Огонь лучше любой швабры вымыл оставленные им следы.

Все?

Или нет?.. Или что‑нибудь могло остаться? Что?..

В доме – ничего. Там даже перекрытия сгорели и обрушились внутрь.

Возле дома?..

Возле дома были только груды мусора, горы кирпича и брошенный кран.

Кран? А почему бы нет?.. Как же он сразу не подумал о кране?!

– Купите через подставных лиц и осмотрите стоящий возле дома кран, – приказал “Первый”. – Каждый сантиметр осмотрите, особенно кабину и стрелу.

Брошенный кран купили по цене металлолома, демонтировали, вывезли и осмотрели в специально для этого арендованном гараже. Осмотрели, как было приказано, по сантиметру!

И ничего не нашли! Только на самой макушке крана и на стреле были обнаружены свежие царапины. Подозрительно правильной формы.

Куски крана с царапинами вырезали автогеном и представили “Первому”.

– Что это? – живо поинтересовался он.

– Похоже на следы от винтовых струбцин.

– От струбцин?

“Первый” внимательно исследовал фрагменты крана.

Значит, все‑таки он не ошибся, значит, струбцины были! А раз они были, то они что‑то держали! Что?.. Вряд ли праздничные флажки или гирлянды. Ни один дурак не будет рисковать жизнью, чтобы повесить на стрелу крана флажки.

Струбцины держали что‑то другое – скорее всего видеокамеры, несколько видеокамер! Стрела крана перемещалась над стройплощадкой, таская раствор и кирпич, но вовсе не для того, чтобы подать их наверх, а совсем с другой целью – чтобы найти более выигрышный ракурс. Стрела зависала над дорогой, над домом “объекта”… В том числе над траншеями…

– Подготовьте список людей, которые участвовали в последней зачистке, – распорядился “Первый”.

Командиры подали списки.

В подготовке и проведении операции было задействовано больше двух десятков бойцов. Но “Первого” интересовали не все – только те, что работали на теплотрассе. Их он выписал в отдельный список. Который сверил еще раз.