Тень Конторы – 9

Слава богу – пронесло! А то он сегодня какой‑то весь не в себе – уж слишком сердитый!..

Начальник Охраны вышел во двор и, не глядя по сторонам, прошел к воротам.

Ему открыли.

Похоже, пошел проверять посты на улице, – подумала про себя внутридворовая охрана. И хорошо, что на улице, что не их…

Начальник Охраны ушел, но через четверть часа, завершив обход постов, вернулся назад. Его вновь беспрепятственно пропустили внутрь, не могли не пустить, ведь он тут был самый главный. Но на этот раз Начальник Охраны повел себя иначе, на этот раз он задерживался подле каждого охранника, проверяя, застегнуты ли у них пуговицы и почищено ли оружие. Он прикалывался к каждой мелочи, требуя неукоснительного исполнения введенных им правил внутреннего распорядка, объясняя, что в их деле не бывает мелочей – сегодня ты допустишь пустячное разгильдяйство, например, забыв застегнуть пуговицу, а завтра прохлопаешь врага!

“Надо же! – поражались про себя охранники. – Только что, буквально десять минут назад, все ему было по фигу – и пуговицы, и чистота оружия, а теперь словно с цепи сорвался. Просто как подменили человека!..”

Начальник Охраны дошел до двери, ведущей в покои шефа, зашел туда и через мгновение выскочил обратно, подняв тревогу и приказав перекрыть все входы и выходы.

Но было уж поздно…

Прибывшие на место преступления сотрудники уголовного розыска допросили всех охранников и взяли Начальника Охраны под стражу. Долго ломать голову над тем, кто является преступником, они не стали – убийцу видели и опознали многочисленные свидетели. Кроме него, никто в кабинет потерпевшего не входил, а посторонние в дом проникнуть не могли. Но самое главное, на него показал получивший два тяжелых огнестрельных ранения телохранитель, который в момент нападения находился в кабинете и видел, как Начальник Охраны стрелял в своего, вышедшего из туалетной комнаты, Шефа.

– Но зачем, зачем мне было тогда возвращаться обратно? – возмущался арестованный. – Зачем было вызывать милицию? Самому вызывать!

Честно говоря, возвращение преступника на место происшествия, после того как он, миновав все посты, вышел из дома и мог легко скрыться в неизвестном направлении, выглядело действительно нелогичным. Но у милиционеров была на это своя точка зрения.

– Ты же понимал, что все равно от нас не уйдешь, – по‑своему объяснили странное поведение убийцы сыскари. – От нас никто еще не уходил! Вот ты и решил обеспечить себе алиби, вернувшись к трупу и подняв тревогу. Ты все верно рассчитал, но ты не учел одного, сработавшего против тебя обстоятельства – того, что телохранитель, в которого ты стрелял, останется жив!

Отпираться было бесполезно, хотя преступник пытался это делать, ссылаясь на то, что у него не было мотивов для совершения преступления, что пули, извлеченные из трупа, выпущены не из его оружия и что только сумасшедший может решиться пойти на убийство, засветившись перед двумя дюжинами свидетелей… Но бравые следователи хорошенько надавили на упорствующего преступника, и он, расколовшись, дал на себя признательные показания… И хотя через несколько дней и позже, на суде, от них отказался, заявив, что к нему были применены недозволенные методы дознания, суд приговорил его к пятнадцати годам лишения свободы.

И поделом!..

Раскрытое в рекордно короткие сроки дело было закрыто и сдано в архив…

 

Глава 1

 

Джеймс Бонд широко улыбнулся, продемонстрировав визитную карточку американской цивилизации – безукоризненно белые и крепкие зубы. На шею ему тут же повесилась длинноногая красотка. А из‑за угла подкрался внушающий отвращение злодей… Красавицу Бонд обвил левой рукой вокруг талии и страстно поцеловал в губы, злодея, не отрываясь от дамы, уложил на месте ловким приемом. Но тут из кустов полезли новые враги, которые стали бить Бонда ногами по лицу и животу. Агент 007 отчаянно отбивался, не переставая тискать красавицу и улыбаться. С минуты на минуту его должны были окончательно убить…

“Мне бы его заботы!.. – вздохнул Резидент. – Или лучше ему – его. Поменяться бы с ним на пару недель местами – попить виски, потискать голливудских красавиц… А Бонд пускай бы послужил во внутренней разведке, в Конторе, чтобы ему жизнь медом не казалась. Пусть бы попробовал обойтись без сценаристов, каскадеров, пиротехников и прочей многочисленной голливудской обслуги. Сам, один, как перст! С врагами – один на один, с проблемами и с бухгалтерскими отчетами тоже. Один! Против всех…”

Показ очередной серии бондиады прервала реклама. Телевизор, рекламирующий пиво и прокладки, орал на полную громкость, давая понять жильцам дома, что их сосед за стеной отдыхает после завершения трудового дня. Хотя он не отдыхал, хотя он работал – читал газеты, сидя в глубоком, удобном кресле. Но читал не как все, по диагонали, а читал профессионально – от корки до корки.