Тень Конторы – 9

В обед подали “вертушки”, куда погрузили личный состав, оружие и какие‑то ящики. Летели довольно долго.

– Чего мы там делать будем?

– Проводить разъяснительные беседы, – хохотали старики.

Вертолеты сели, личный состав построили.

– Там – кишлак, дворов на двадцать, берем его в клещи и утюжим под ноль… – поставил боевую задачу взводный. – Вопросы есть?

Вопросы были, но не к взводному.

– Они, падлы, три дня назад здесь две наши машины сожгли и всех ребят положили, – объяснили старики. – Прощать такое нельзя, иначе они на шею сядут!

– А почему послали нас? – удивились новички. – Здесь же полно наших, они что, сами не могут с этим делом справиться?

– Дурак ты! Им же тут жить! Если их местные в лицо узнают и запомнят, тут такая резня начнется!.. А мы пришлые, с нас взятки гладки. Мы прилетели, а потом ищи нас!

Сели в грузовики. На подъезде к кишлаку вскрыли ящики. Там были гранаты.

Куда их столько?

Куда – стало ясно очень скоро. Старики распихали гранаты по подсумкам и карманам и, с “Калашниковыми” наперевес, вошли в деревню. Каждый шаг они сопровождали броском гранаты. Во дворах и домах раздавались взрывы.

– Ты что клювом щелкаешь? Видишь, дырка – бросай, пока оттуда не бросили!

Когда три отделения сошлись в центре, в кишлаке никого не осталось. Трупы афганцев стащили к одному из домов. Их набралось больше сотни.

– Маловато будет, – ворчали старики. – Надо, чтобы один – к десяти. За каждого нашего.

– А это точно они на колонну напали?

– А не все ли равно…

Очень скоро стало понятно, чем занималась их часть. Замполиты объяснили.

– Нам доверена партией и правительством ответственная задача по поддержанию порядка на освобожденной от бандитов территории. Мы имеем дело с коварным, жестоким врагом. Ни одна из вылазок которого не должна остаться безнаказанной. Если враг будет понимать, что наказание неминуемо, он капитулирует…

А потом и термин подобрался…

Однажды в клубе показывали фильм про войну, про ту войну – с немцами. Фильм был про партизан, которые пытались защитить от карателей белорусскую деревню. Партизаны были “хорошие”, немцы – “плохие”. Немцы ходили в закатанных по локоть мундирах, ловили кур, орали и тыкали в мирное население автоматами. Потом они начали сгонять людей в церковь, чтобы сжечь…

– Смотри, смотри, как они их “мочат”… – зашептали в рядах. – Прямо как мы – “духов”.

И действительно – было похоже. Особенно тактика. Но и все остальное тоже – вплоть до закатанных рукавов, болтающихся поперек животов автоматов и пущенных в спину убегающих людей очередей.

Показ фильма прекратили, через четверть часа заменив его какой‑то комедией.

Но в казармах стало часто звучать слово “каратель”.

Вначале – как хохма: “Ну ты – каратель!” Потом привычно.

А кто они – как не каратели? Каратели и есть! И нечего здесь обижаться. Ведь кто‑то должен усмирять бунтующее население. Регулярная армия – не должна, регулярную армию это разлагает. Вот им и приходится за других отдуваться.

Правда, в воинских билетах у них были прописаны совсем другие воинские специальности. В воинских билетах слова “каратель” не найти. Зато в штабных документах с грифом “Секретно!” – можно.

Скоро он привык разбрасывать направо и налево гранаты, не задумываясь, в кого они угодят – в душмана или ребенка. Ему даже нравилось входить в кишлаки с автоматом наперевес, ощущая себя почти суперменом. Потому что в тот момент не бог, а он решал, кому жить, а кому нет. А чужой крови и смерти он давно не боялся, еще с той поры, когда забил металлическим прутом кошку…

Почти под самый дембель его и еще нескольких стариков вызвал командир части.

– Кто хочет уйти домой на месяц раньше? – спросил он. – Шаг вперед!

Вышли все. Потому что все хотели!

В армии это называется – дембельский аккорд. Это когда ты можешь уйти чуть раньше других, но для этого надо хорошенько потрудиться. Например, баню построить. Или дачу командиру.

Но им предложили не баню…

– Тут дело такое, не простое… Тонкое дело!.. – не очень уверенно начал командир.

– Разрешите, товарищ подполковник? – обратился к командиру скромно сидевший в уголке незнакомый майор.

– Да… Вот майор из особого отдела вам все лучше объяснит, – облегченно вздохнул командир. И, быстро собрав со стола какие‑то бумаги, ушел. И пока подполковник собирался, майор слова не проронил, словно выжидал, пока тот уйдет.

– А дело такого рода, – сказал майор. – В нашей армии произошел вопиющий случай. Бойцы одного из подразделений нашего ограниченного контингента вступили в контакт с противником. Попросту говоря – продались душманам. И знаете, до чего они с ними договорились?..