Тень Конторы – 9

Иконок на экране почти не было, кроме одной…

Резидент добавил увеличение. Окно выросло в размерах и ушло в стороны, за рамки видоискателя. Бабушка и ноутбук приблизились. Еще приблизились… Пока в видоискателе не остался один только экран. С одной‑единственной иконкой – в виде телефона.

Удаленный доступ?..

Бабушка снова прочитала бумажку, нашла, раскрутила какой‑то шнур и воткнула его в телефонную розетку, а другим концом в ноутбук.

Точно – связь!

С трудом подведя дрожащий палец к мышке, бабушка долго гоняла по экрану курсор, пока тот случайно не налетел на иконку. Она радостно вздохнула и нажала указанную в бумажке клавишу.

Маленький телефончик развернулся в полноценную иконку дозвона.

Бабушка ткнула указательным пальцем в клавишу “Enter”. Потому что именно такая, с такими загогулинами кнопочка была нарисована на бумажке.

В правом наушнике тихо затренькало.

Пошел дозвон…

Все так же сверяясь с бумажкой, бабуля вышла на почтовый сервер. И стала набивать адрес. И пароль. Уже не по бумажке. Потому что адрес и пароль ее, похоже, заставили вызубрить наизусть. А чтобы она их не забыла, они наверняка использовали какие‑нибудь особо памятные ей цифры и буквы. Например, инициалы мальчика, в которого она была сильно влюблена, когда училась в церковно‑приходской школе первой ступени. Или номер статьи, по которой отправился в ГУЛАГ ее второй муж…

Резидент дал максимально возможное увеличение, наведя объектив видеокамеры на окошко с адресом. Изображение было расплывчатым, но это ничего, можно будет подчистить и проявить его в каком‑нибудь подходящем редакторе. А пароль подобрать, покопавшись в биографии бабушки.

Справившись с адресом и паролем, бабушка стала набивать текст. Очень короткий текст, состоящий из одних только цифр – два, семь, девять, четыре… Вместе составивших продиктованный ей телефон.

Отправив сообщение, бабушка, посекундно сверяясь с бумажкой, выдернула телефонный шнур, выключила ноутбук и сунула его под тряпки. После чего села штопать старый носок…

Резидент выключил камеру и сбросил с головы наушники.

Передача заказа состоялась…

В этой цепи бабушка с ноутбуком была всего лишь приемщицей. Она принимала сообщения от заказчиков и переправляла их дальше. То, что ей сто лет в обед, было странно – как будто они не могли кого‑нибудь помоложе найти. Но в то же время очень даже понятно! Такая приемщица точно ничего никому не расскажет, даже если захочет. Потому что с перепугу ничего не вспомнит! И спецсредства к ней не применишь, так как она от любой “химии” сразу богу душу отдаст. И пытки здесь будут бесполезны. Не уцепишь эту бабушку ни с какой стороны.

Удачная приемщица, ничего не скажешь!

Ну а если она вдруг, ненароком, помрет, не дождавшись звонка, то тоже ничего, у них тех бабушек и тех заказчиков – пруд пруди, так что, если один не дозвонится, ничего страшного не случится.

Но бабушка не умерла, бабушка дожила и заказ приняла. Дело сделано, остается только ждать, когда противник проявит себя…

Резидент свернул аппаратуру, вычистил квартиру и съехал, предупредив милых старушек во дворе, что скоро обязательно вернется.

Хотя – не вернется. Потому что дважды топтаться в одном месте – себе дороже!..

Все последующие дни он сидел на телефоне, ожидая звонка. Он так в ранней юности от любимой девочки звонков не ждал, как от неизвестных ему убийц. Он, даже в ванне плескаясь, с мобилой не расставался. Благо ему никто другой позвонить не мог, потому что телефон был одноразовый, оформленный на подставную фамилию, не здесь и не им.

Резидент ждал.

И не мог дождаться…

Как видно, в этой, соединяющей приемщицу и исполнителей, цепочке что‑то не связалось.

Что?..

Может, этот “адрес” уже не работает, и электронные сообщения уходят в никуда? Может, эта бабуля давным‑давно позабыта‑позаброшена?

Нет, вряд ли! Просто так бабушку они не бросят. Они либо позвонят на переданный ей телефон, то есть ему, либо приедут навестить “приемщицу”.

Лучше, чтобы позвонили!

И они позвонили…

– Илья Ильич?

– Да…

– Вы просили вас найти.

Теперь главное не переиграть, не сфальшивить. Быть убедительным… Некто сделавший заказ почти наверняка очень занятой человек и не должен помнить всех, кого просил себе позвонить. Надо немного потянуть, сыграть растерянность…

– А вы по какому, собственно, делу?..

– Я Мария Семеновна, – представился позвонивший мужчина густым басом.

“Теперь немного растеряться, чуть‑чуть испугаться и сильно обрадоваться”, – подкорректировал себя Резидент.

– Так это вы?!

– Я могу быть вам чем‑то полезен?

Он еще спрашивает! Он места себе не находил, этого звонка ожидаючи!

– Да, конечно. У меня к вам небольшая просьба… Есть один человек…

Его не дослушали, его перебили, потому что звонившего совершенно не интересовали мотивы, его интересовал только адрес.