Тень Конторы – 9

Бомж вскинулся…

Поздно, теперь уже поздно!.. Бойцы рванулись к нему, одним мощным звериным прыжком преодолев разделяющее их и жертву расстояние.

Надо схватить его за руки, за обе сразу, чтобы не мог воспользоваться оружием, если оно у него есть! Главное – руки, ноги – потом…

Вынырнули из мрака, вцепились разом в кисти, растаскивая их в стороны, словно собираясь распять на кресте. Сбили с ног, опрокинули на пол, с хрустом заломили руки за спину, взгромоздились на спину.

Ох ты!.. Шустрые оказались, черт их побери!.. Не ожидал он от них такой прыти…

Щелкнули застегнутые на запястьях наручники…

– Кляп!

В рот, раздвигая зубы, полезла какая‑то скрученная в плотный жгут тряпка. Но одного только кляпа им, кажется, показалось мало, и кто‑то из бойцов, несильно замахнувшись, ударил пленника по затылку рукоятью пистолета.

На что тот не рассчитывал. На это – не рассчитывал!..

Пленник вздрогнул и, потеряв сознание, обмяк. Все – “объект” был готов, уложен и упакован! Как в универмаге. Можно даже в кассу не платить – можно сразу забирать!

Бойцы легко вскинули тело плененного бомжа вверх и вынесли на улицу. Они были довольны собой, были в состоянии легкой эйфории, потому что, честно говоря, напрягались по поводу предстоящей им операции, ждали от своего противника какого‑нибудь опасного фортеля, а взяли – легко, как последнего лоха!

Взяли!..

Возле забора они остановились и бросили свою ношу на землю. Лицом вниз. Один перепрыгнул через забор, побежав за машиной, второй встал на спину пленника ботинком, сильно надавил сверху, втаптывая в грязь, лишая возможности даже шевельнуться. Чтобы ни дернуться, ни вздохнуть свободно было нельзя!

Все‑таки они его побаивались после того памятного пробега.

За забором тихо притормозила машина.

Охранник, крякнув, вскинул пленника на закорки и, подойдя вплотную к забору, толкнул, переваливая тело через верх.

Бомж прокатился по доскам и рухнул вниз, в объятия второго бойца. Который, подхватив безвольное тело, толкнул его в салон машины, прыгнув за ним следом.

Рядом, впечатав подошвы в асфальт, приземлился перемахнувший забор напарник – с лету нырнул в машину, хлопнув дверцей. Машина тронулась с места.

На все ушли секунды.

На заднем сиденье, бревно бревном, лежал пленник. Сидящий рядом боец схватил его за волосы, не церемонясь, с силой развернул к себе, выдернул кляп и, откупорив зубами бутылку, плеснул в распахнутый рот водки.

Черная “Волга” ехала по ночному городу, притормаживая на светофорах и выполняя все предписанные знаками и правилами дорожного движения маневры. Прикопаться к водителю не было никакой возможности, даже если бы какому‑нибудь шальному инспектору сильно этого захотелось.

Но если их все же остановит ГАИ или милицейский патруль, они сообщат, что везут особо опасного преступника, предъявят “корочки”, натурально сделанную, хоть и “липовую”, санкцию и повязанного ими, пьяного вдрыбадан, бандита. Чего будет более чем достаточно, чтобы их отпустили с миром. Ну а если вдруг недостаточно, то у них есть способ уговорить милиционеров по‑другому…

“Волга” ехала из центра к окраине. Оттуда, где было прикрытое новым забором пепелище, туда – где начиналась ведущая на запад автострада.

Задание было выполнено – “груз” обнаружен, взят, упакован и в сопровождении охраны направлен в пункт назначения…

Чего “груз”, как видно, и добивался.

Но на что, похоже, не рассчитывал…

 

Глава 54

 

– Информация от “Зяблика”, – доложил “Шестнадцатый”.

– От “Зяблика”?.. – не понял сразу “Первый”. Ах, от “Зяблика”!..

Оставленный присматривать за руинами дома, где пропал когда‑то “прораб”, “Зяблик” молчал почти три недели. И вдруг объявился. Что у него там, интересно знать, приключилось?

– Что там? – спросил “Первый”.

– “Груз” найден, изъят и отправлен адресату, – слово в слово доложил “Шестнадцатый”.

“Значит, все‑таки найден!” – удовлетворенно подумал про себя “Первый”. А ведь они уже почти отчаялись ждать, даже хотели снимать наблюдение!.. Хорошо, что не сняли! Выходит, он не ошибся в своих прогнозах! “Клиент” должен был вернуться на место, откуда сбежал, и вернулся.

Интересно бы знать, зачем? Каким медом ему эти развалины намазали? Что он там делал – следы заметал или искал что‑то?..

Ну ничего, скоро узнаем. Скоро он сам о себе все расскажет, причем очень подробненько – о том, для чего обосновался рядом с домом “объекта” и зачем пришел сюда опять. А заодно о том, что видел, что знает, кто его на этот домик навел и сквозь какую землю он провалился, сбежав от его людей в первый раз! А самое главное – кто он такой есть и какому хозяину служит.

Расскажет – никуда не денется!

А потом умрет!

И даже если ему признаваться не в чем, и вся эта история не стоит выеденного яйца, и следил он не за его людьми, а за изменщицей‑женой, загулявшей с его лучшим другом, – все равно! Все равно он умрет! Потому что, даже если ничего не узнал тогда – узнает теперь и станет опасным свидетелем.