Тень Конторы – 9

– Так это вам муляжные накладки на тело нужны. Вроде искусственного бюста. Так бы сразу и сказали…

Вообще‑то на все тело не нужны, только на руки, но в целях конспирации заказывать пришлось весь костюм.

– Когда у вас съемка… то есть я хотел сказать, маскарад?

– Скоро, отец, – послезавтра. Так что ты уж напрягись, а я в долгу не останусь!

Бутафор напрягся и заказ выполнил.

– Классно! – похвалил его Резидент, примеривая костюм Шварценеггера. – А что это за материал такой? Прямо как настоящая кожа!

– А это вам знать, молодой человек, не обязательно. Вы просили бицепсы, я сделал…

Ну и ладно, не хочет говорить – не надо. И без него разберемся. Главное, чтобы исходный материал был, а перешить его до нужных размеров дело нехитрое.

Сильно ушитый и перелицованный костюм Шварценеггера превратился в два манжета от кисти до локтя. Которые в темноте и горячке драки могли запросто сойти за руку. Ну не станут же они, подсвечивая себе фонариками, его рассматривать. Не до того им будет!..

Так все и случилось: никто ничего не рассматривал и на зуб не пробовал – ему задрали рукава, накинули и защелкнули на них полукружья наручников. Потому что в голову никому не могло прийти, что его руки вовсе даже не его руки, а руки Шварценеггера…

Резидент ухватил следующий кусок муляжа и оторвал его. На этот раз оторвал вкруговую, лентой. Кольцо наручников провалилось в образовавшуюся пустоту.

Теперь можно попробовать… Сложить ладонь лодочкой и осторожно потянуть, выкручивая ее из металлического кольца.

Кожа цеплялась за острый металл, слезая с руки лохмотьями, примерно так же, как до того материал муляжа. Только уже не искусственная кожа, а настоящая – его кожа! Но это ничего, это не смертельно, это всего лишь царапины!..

Есть! Левая рука – свободна!

Теперь правая…

Сорвать манжет с правой руки было много проще, так как он мог действовать свободной левой.

Теперь выдернуть кисть из кольца.

Вот и все…

Резидент стал мягко сгибать и разгибать затекшие пальцы, восстанавливая в них кровообращение. Скоро они должны ему пригодиться.

Ну вот теперь – полный порядок!..

Машина все так же ровно мчалась по шоссе, позволяя обгонять себя кому угодно, водитель все так же смотрел на дорогу и на лежащего сзади пленника. Его напарник сидел полубоком… Они ничего не заметили!

Когда?..

Да хоть сейчас – чего тянуть! Надо только дождаться, когда на дороге будет поменьше машин.

Мимо прорычал какой‑то пошедший на обгон грузовик, после чего заднее стекло потухло. Там, сзади, больше никого нет. А спереди?.. Кажется, тоже свободно.

Значит – пора!

Резидент медленно распрямил ноги, уперевшись подошвами в дверцу. Ему нужна опора. Сделал медленный, глубокий вдох и выдох. Как хищный зверь, который перед броском расслабляется.

Все!

Начинать следовало с того, что сидел впереди и справа. Он был опасней, потому что свободен, а на коленях у него пистолет.

Значит – он!

Прикинуть разделяющее их расстояние и мысленно повторить свои действия. Ошибиться он не может, не должен! Ошибка будет стоить очень дорого, будет стоить пули в грудь.

Теперь напрячься, почувствовав себя сжатой пружиной…

Наверно, боец справа что‑то почувствовал, какую‑то невнятную, исходящую сзади угрозу. Словно как при грозе, воздух в салоне вдруг наэлектризовался и вот‑вот должен был прорваться электрическим разрядом. Молнией!

Он мгновенно и резко повернулся.

Но Резидент жил уже в другом временном измерении. Он, как на замедленной пленке, увидел, что его противник начал разворот, и в то же мгновение, толкнувшись ногами от опоры, рванулся вперед, вбиваясь телом в щель между передними сиденьями.

Противник почти повернулся, уже смотрел на него большими, круглыми, удивленными глазами, а с его колен медленно плыл вверх и назад пистолет.

Их взгляды встретились, как перекрестившиеся друг с другом дуэльные шпаги! И каждый понял, что будет дальше.

Он не успел выстрелить!

Резидент ударил его в висок, одновременно левой рукой вышибая и разворачивая пистолет. Лицо его врага было не защищено, открыто для удара, и кулак точно впечатался в височную кость.

Боец откинулся назад, головой ударившись о стекло правой боковой дверцы. Но все равно в последнее мгновение он успел нажать на спусковой крючок! Громоподобно бабахнул выстрел! Пуля ударила в крышу, пробивая обшивку и дырявя жесть.

Но выстрел был только один – обмякший палец бессильно выпал из спусковой скобы.

Машина резко вильнула вбок, но тут же выровнялась. Расчет был верен, водитель не смог среагировать сразу на две опасности, шоферские рефлексы оказались сильнее. Те несколько мгновений, что он мог использовать на драку, он использовал на то, чтобы удержать машину на дороге.