Тень Конторы – 9

И этих мгновений Резиденту хватило… С силой крутнувшись, он перевалился на спину, слыша, как трещат его упершиеся в сиденья ребра, выбросил вверх правую руку и схватил водителя пальцами за кадык. Схватил очень жестко, погружая их глубоко в шею.

Водитель захрипел, закатывая глаза. Резидент чуть ослабил нажим.

– Руки! Руки на руль! Убью!!!

Он мог убить, водитель это сразу понял, вернее, почувствовал! Он мог вцепиться изо всей силы и, рванув на себя, вырвать трахею и сонную артерию.

– Машину к обочине! – приказал Резидент. – Мы приехали.

Сзади истерично прогудела какая‑то промчавшаяся мимо легковушка.

Водитель, косясь на него, свернул на обочину и затормозил. Машина встала. И в то же мгновение водитель потерял сознание, потому что пленник передавил ему указательным пальцем сонную артерию.

Все – дело сделано!

Они были ему нужны живыми, были нужны в машине, потому что таскать их по городу на плечах было бы слишком опасно. Вот они – оба, здесь. Пусть полу‑, но все равно – живые. И в машине, в которую пришли сами, своими ножками!

Резидент включил “аварийку” и выдернул из поясов пленников ремни, которыми наскоро стянул им руки. Перевалил приходящего в себя водителя на заднее сиденье, еще раз, для верности, огрев по затылку. Туда же отправил “пассажира”. Ткнул их мордами в спинку сиденья, завернув руки назад – он их ошибки не повторит, он им не позволит пялиться на себя. Собрал четыре руки в “пучок”, перехлестнул, стянул ремнями, привязав к рычагу ручного тормоза. Теперь пленники лежали, упираясь задами друг в друга, ничего не видя и не имея возможности ничего сделать. А чтобы они не кричали, он сунул им в рот по кляпу, скрученному из каких‑то случайных, которыми, возможно, мотор протирали, тряпок. Так‑то, ребята!

Резидент сел за руль и, выключив аварийку, тронулся с места. До ближайшего километрового столба. Возле которого притормозил, чтобы рассмотреть на нем цифру.

Ого!.. Девяносто пятый километр!

Теперь ему понятно, сколько они проехали, и сколько прошло времени. Много проехали – сорок с гаком “лишних” километров, которые ему предстоит отмотать в обратную сторону… Потому что на пятидесятом километре, на съезде на грунтовку, в кустах его ждет машина, куда он перебросит свой груз.

Вот только, определив километраж, он еще не понял, что это за шоссе! То ли северное, то ли идущее на юг?.. Впрочем, это не имеет никакого значения, потому что выходящих из города шоссе не так уж много, и на каждом из них на пятидесятом километре, в кустах, у него стоит машина. Потому что откуда ему было знать, в какую сторону его повезут?..

Развернувшаяся на сто восемьдесят градусов “Волга” мягко катила по шоссе. Не спеша катила, как и до того, с соблюдением всех дорожных правил, позволяя себя обгонять даже грузовикам…

До пятидесятого километра было не так уж далеко – рукой подать…

 

Глава 57

 

– Ну что, будем разговоры говорить или молчать, как рыба об лед? – поинтересовался Резидент на понятном пленникам языке.

Резидент сидел на раскладном дачном кресле, в подземном гараже купленного им загородного дома. Напротив понуро стояли его пленники, пристегнутые к бамперу машины. Пленником которых он недавно был.

Говорить они явно не расположены.

Агитировать их, произнося расхожие кинематографические банальности насчет того, что “если вы будете молчать, то только себе хуже сделаете” или “ваши хозяева вас все равно не простят” и уж тем более “я гарантирую вам жизнь” – как‑то не хотелось. Ничего он им не гарантирует – не может гарантировать. Что они прекрасно осознают. Осознают, что из этого подвала не выйдут, а здесь и останутся.

Пришлось, минуя слова, сразу переходить к делу. Резидент встал с кресла, приблизился к пленникам и ткнул ближайшего из них кулаком в зубы и левой – в живот. Чувствительно ткнул, чтобы дыхание перехватило, чтобы во рту солоно стало. Что на некоторых действует.

Пленник согнулся и упал на колени, уперевшись головой в бампер.

– Падаль! – сквозь мычание просипел он. Это были первые произнесенные ими слова. Но не совсем те, на которые он рассчитывал.

Нет, пленники его не испугались, пленники не торговались и о пощаде не просили. Они стояли, один на ногах, другой на коленях – набычившись, с ненавистью глядя прямо ему в глаза. Наверно, они сожалели, что не прикончили его еще там, в руинах.

– Кто вы? – спросил он. Молчание.

– Куда вы должны были меня доставить?

Молчание.

Крепкие ребята. Похоже, придется с ними повозиться.

Возился он с ними долго – до полуночи и после полуночи тоже. Нет, он не резал им уши и не рубил пальцы, он сразу понял, что это бесполезно. К боли они были готовы.