Тень Конторы – 9

Ближайший к нему “бык” пододвинулся поближе и, ни слова не говоря, врезал пленнику по почкам. Что, наверное, должно было заменить “здрасьте”.

Резидент кулем свалился на бетонный пол, потому что удержать равновесие не мог – его руки и ноги были связаны. И сдачи дать не мог!

Но просто уронить пленника на пол “быку” показалось мало, и он пнул лежащее тело носком ботинка в живот. А другой, с другой стороны, в спину, целя в позвоночник.

На языке следствия все это называлось акцией предварительного устрашения – это когда тебя бьют, сильно бьют и не говорят, за что бьют, давая понять, что готовы прямо сейчас и здесь забить до смерти.

Только это все блеф, рассчитанный на простачков. Никто его сейчас убивать не станет и даже калечить не станет, он им живым и относительно целым нужен, чтобы показания с него снять. Да и видно, что бьют они, хоть и вращают глазищами, вполсилы. Потому что если такой бугай пнет ботинком своего сорок последнего размера в живот в полную силу, то там все внутренности мгновенно в кашу превратятся. Не говоря уж о другом, с другой стороны, бугае и сделанном не из стали позвоночнике.

Пугают ребята. Хотя и очень больно пугают…

– Ну все, хватит, – остановил экзекуцию старший. – Успеете еще.

Уф… Сейчас начнут уговаривать. Чтобы проверить, можно ли уговорить…

Но уговаривать его не стали, просто поставили на ноги, прислонив к стенке. И стали ждать. Чего? Или кого?

Похоже, кого. Потому что бронированная дверь открылась и в бункер вошел еще один человек. На вид – никакой. Но судя по тому, как все подобрались, и особенно старший пятерки, это был командир командиров. Главарь.

Он подошел вплотную к пленнику и с интересом взглянул ему в лицо.

Вот, значит, ты какой….

Рост, вес, овал лица, разрез глаз… – автоматически начал составлять словесный портрет Резидент, сам не понимая, зачем. Просто по дурацкой, въевшейся в кровь привычке.

Главарь пододвинул ногой стул и сел. И взглянул на пленника снизу вверх, что ему, видно, не понравилось. Он кивнул, и “быки” уронили пленника на колени.

Значит, такой у нас будет разговор – один сидит, другой стоит перед ним на коленях, как перед чудотворной иконой, голый и босый?

Ладно…

Резидент незаметно огляделся. Теперь он смотрел не на обступивших его “быков” – теперь он смотрел на стены.

Решетка под самым потолком – по всей видимости, вентиляционная отдушина. Еще одна… И еще… А не многовато будет для одного помещения? Так ведь и насморк от сквозняков схватить можно! Не ему, ему – все равно, его палачам.

Одна решетка “живая” – залеплена пылью, которая слегка колышется под напором сквознячка. Две остальные не “дышат”. Выходит, никакая это не вентиляция, а видеокамеры. То есть его физиономию сейчас пишут на пленку, причем во всех возможных ракурсах. Нехорошо…

– Фамилия? – негромко спросил главарь.

– Чья? – прикинулся Резидент.

– Твоя.

Ну пусть будет Петров.

– Петров.

– Кличка?

– Толстый.

– Как?!

Кличка была странноватой. Обычно агенты придумывают себе клички сами и поэтому придумывают что‑нибудь героическое. А тут…

– Я в детстве кушал очень хорошо и потому толстый был, вот меня все так и звали, – объяснил Резидент. – Ну еще – “Жира‑пыра‑комбинат”. Вы же кличку просили?

Он еще издевается, гад!

Сейчас ему должны были врезать!

Но… не врезали. Выдержка у командира была отменная. Что не радует.

– Где родился?

Где мог родиться гражданин Петров? Ну пусть в Узбекской ССР, в Сыр‑Дарьинской области. Пусть попробуют проверить.

– В Узбекистане. В кишлаке Шиш‑беш.

И опять никакой, на которую он рассчитывал, реакции. Это тебе не издерганные жизнью и службой районные следователи, это ребята серьезные.

– Будешь кривляться? – спокойно поинтересовался командир.

– Честное слово, Шиш‑беш! – делая честные глаза, поклялся Резидент.

– А папу твоего звали Абдулла Саидович? – усмехнулся главарь.

– Нет, Махмудович, – поправил Резидент.

– Жаль, – вздохнул командир. – Жаль, что заставляешь нас быть негостеприимными. – Давайте сюда второго.

Какого второго? Откуда они его взяли?!

В бункер втолкнули какого‑то человека. Господи, а его‑то они где нашли?!

У входа, часто и испуганно моргая, стоял “рабочий”. Тот, который держал рейку. Который был бомж. Не повезло ему…

– Ты знаешь этого? – кивнул на пленника командир.

– Знаю! – с готовностью ответил “рабочий”. – Он карты делает. Он нанял меня для съемок.

– Ну и суки! – злобно сказал командир. – Оба!..

И вытащил из ящика стола тиски. Которые прикрутил к столешне.

У Резидента по спине, по хребту пробежала холодная дрожь. Ну вот и пошутили. И дошутились… Впрочем, этот эпизод допроса был неизбежен и запрограммирован с самого начала. Могли быть только варианты, могли быть не тиски, а, к примеру, плоскогубцы или молоток с гвоздями. И даже если бы он сказал все, что знает, ему бы все равно, на всякий случай, прищемили пальцы.