“Сказка-ложь”, сказ второй

— Деньги на сию баталию немалые нужны, — сумлевается Царь, — Где их взять, когда казна пуста?

— Так мы дадим. Вы нам товар — мы вам денежки. Только цены сбавьте против прежних.

— А какой мне в том толк?

— Это есть мудрый экономик – чем дешевле товар, тем больше мы его возьмем и тем больше за него заплатим. Коли вдвое цену скинуть, мы втрое товара наберем и прибыток у вас больше выйдет. А если втрое цену уменьшить, то мы в четверо готовы купить. Вот и деньги. Это очень умный наука. Чем дешевле отдать, тем больше можно получить.

И на грифельной доске циферки рисуют. И вроде все так и выходит.

— Вы воевать станете, мы у вас товар покупать. У вас денежки появятся, а мы на них вам много-много своего товара привезем, хоть зерен пшеничных. Тогда вам пахать и сеять не придется, и вы еще больше сэкономите. Еще корабли продадим, чтобы вам свои не строить, не морочиться, и товар ваш к нам на них возить. Телеги рессорные, с колесами, металлом обшитыми. И еще зеркала стеклянные и бусы переливчатые.

— Так может вы лучше сразу мне мои сундуки да кадушки с золотом вернете?

— Нет, так нельзя. Так можно подорвать мировой экономик и наше с вами доверие к бумагам с печатями, которые у вас. Никак невозможно! Если все золото забирать станут, то стоимость бумаг упадет, и вы много-много цены потеряете. Чем больше у нас вашего золота, тем выше вам прибыток от тех бумаг.

И опять, вроде, верно выходит. Башковиты эти иноземцы, когда золото считают.

— Надо так – золото у нас лежать будет, а мы вам еще две бумаги с печатями сургучными дадим, отчего вам еще больший прибыток случится. Так вы и золото сохраните и денежки за товар получите. Если конечно цену снизите. Вот и бояре ваши скажут. Они много товара нам совсем дешево везут и от того богатеют.

Кивают бояре. Все верно, они меха у народишка за копейку покупают, да за рупь продают, в казну полкопейки отдавая и приказчику пол, чтобы он правильно поборы обсчитал. Мехов-то много, чего торговаться, чай, в лесах зверья не убудет. А обратно иноземными поштанниками, чулками да зеркальцами трюмы набивают, которые втридорога дома запродают. А совсем хорошо, ежели те поштанники народцу казенному запродать вчетверо против покупки, приказчику интерес предложив и тогда он сам цены до небес задерет, чтобы больше в карман положить. Верно говорят иноземцы – экономик наука трудная, но шибко выгодная, коли умеючи считать. Оно, конечно, можно свои заводишки поставить, да только там возни шибко много, а у иноземцев товара хоть завались, а ежели порченый брать, то можно за гроши сущие.

— Соглашайся, Царь-Батюшка. Иноземцы они в том деле зело учены и во сто крат боле нашего понимают.

Согласился Царь. Верно иноземцы толкуют – страна большая, до дна сколь не черпай, не вычерпать!

Стали войско сбирать, мужиков от жен да детишек отрывая.

— Ты чего, дубина стоеросовая, кочевряжишься, тут делов-то — плюнуть да растереть, к Покрову дома будешь, да не пустой, а в сапогах казенных, которым сносу нет и с караваем хлеба.

Собрали ватагу немалую. Призвали иноземцев, что сулили пищалей да пушек наделать.

— Где они?

— Так вот…

И верно, стоят пушки рядком и пищали в поленницу сложены. Сияют на солнце аки зеркальца. Хороши.

Подошел Царь, посмотрел, пощупал. Подивился.

— А фитили где и кремни у пищалей? Как без них порох запалить?

— Фитили да кремни есть товар запретный, — вздыхают иноземцы, — Нельзя его давать или быть нам кнутами битыми и под замок посаженными. Бери, Государь, что есть.

Осерчал Царь, стал бояр за бороды таскать.

— Как хотите, а пушки и пищали палить должны! Или я хозяйство ваше разору предам, а самих в острогах сгною!

Кинулись Бояре к мужикам мастеровым – не дайте сгинуть, а мы вам за то бабам отрез на платье дадим, а детишкам пряников отсыплем. А нет – запорем до смерти.

Засучил люд мастеровой рукава, худо-бедно, чего-то там придумал и на ладошки поплевав, к пушкам и пищалям присобачил. Не ладно, да крепко. Народ у нас смышленый, коли его батогами бить.

А коли пушки в Царстве-Государстве появились, надобно их в деле спытать.

Собрал Царь бояр своих и говорит: «Желаю я соседа нашего потрепать, а то чей-то он зазнался, уважение потерял, разбойников по лесам прячет, кулачками грозит. Непорядок это».

Бояре, конечно, шапки бобровые в воздух – мол, не посрамим Батюшка-Государь, потому как прикинули, как то царство-государство дербанить начнут, местных кровососов с мест согнав. У своего народишка кровушку уже повысосали, а тут новый прикорм, который можно без зазрения совести.